Иллюстрации: Артур Куус
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Правительство Виктора Орбана в последние годы установило тесные связи с Россией и Владимиром Путиным, поэтому реакция на “дело Скрипаля” со стороны Венгрии могла показаться неожиданно жесткой. Этой весной правительство Орбана приняло решение выслать российского дипломата, чтобы продемонстрировать солидарность с Великобританией после отравления Сергея Скрипаля, бывшего российского шпиона, ныне живущего в Англии.

Ответ Венгрии казался поразительным, принимая во внимание ее хорошие отношения с Москвой. Лидеры двух стран встречаются как минимум ежегодно, а иногда и дважды в год, чтобы подписывать долгосрочные газовые контракты, поставлять в Будапешт российские поезда метро и наконец заключить сделку на 12 миллиардов евро на строительство Росатомом новой атомной электростанции.

Венгерское правительство не только воздерживается от публичной критики путинского режима: пропагандистские издания, близкие к правительству, открыто копируют и распространяют прокремлевскую риторику, цитируют материалы «России сегодня» или «Спутника». Более того, Венгрия официально не высылала ни одного российского дипломата с 2010 года, когда к власти пришел Виктор Орбан.

Однако, как показало совместное расследование Direkt36 и Re:Baltica, выдворение российского дипломата после отравления Скрипаля было тщательно организовано Венгрией таким образом, чтобы не навредить этим особым отношениям. Документы и интервью показывают, что обе страны старались не нанести друг другу реального ущерба, в то время как формально выполняли свои обязанности, осуждая действия друг друга.

Согласно дипломатической телеграмме, которая была составлена венгерским послом в Москве Яношем Баллой 3 апреля 2018 года и которую удалось получить Direkt36, в российском МИДе посла заверили, что никаких осложнений в отношениях России и Венгрии в связи с высылкой дипломата не последует.

Несколько источников в дипломатических кругах подтвердили нам, что Венгрия выбрала для выдворения российского агента ГРУ (офицера военной разведки), работавшего под дипломатическим прикрытием в посольстве России в Будапеште и собиравшегося завершить свою службу в течение нескольких месяцев.

Москва в ответ выслала не самого высокопоставленного венгерского атташе по внешней торговле, который, как оказалось, уже давно хотел уехать из России и получить новое назначение в западной стране. Результат российской контрмеры стал именно таким: желание дипломата исполнилось.

Министерство иностранных дел Российской Федерации и посольство Российской Федерации в Будапеште не ответили на наши запросы. Министерство иностранных дел и торговли Венгрии отреагировало коротким сообщением: “Мы уже сказали все, что могло быть сказано на эту тему”.

Имитация конфликта

26 марта 2018 года Министерство иностранных дел и торговли Венгрии объявило, что Будапешт присоединится к США, Канаде, Украине и ряду стран Евросоюза и вышлет российского дипломата, чтобы поддержать Великобританию в ее противодействии России после применения химического оружия в Солсбери. К концу марта двадцать девять государств и НАТО выслали суммарно более 150 российских дипломатов. Россия немедленно приняла контрмеры.

Венгрия выслала одного российского дипломата. В ответ один венгерский дипломат был выслан из Москвы.

На пресс-конференции 28 марта 2018 года Янош Лазар, в то время — глава кабинета премьер-министра Венгрии, отказался раскрывать личность высланного российского дипломата, сославшись на вопросы национальной безопасности. Он также добавил, что выдворение стало результатом запроса со стороны союзников Венгрии по НАТО. Кроме того, не ссылаясь на какие-либо источники, государственное информационное агентство Венгрии MTI сообщило, что высылка этого российского дипломата могла быть связана с делом Белы Ковача, венгерского крайне правого члена Европарламента (бывшего члена партии Йоббик), обвиняемого в шпионаже в пользу Москвы. В венгерском пресс-релизе также говорилось, что высланный дипломат “вел разведывательную деятельность”.

Министр иностранных дел Великобритании Джереми Хант в сентябре сказал в интервью, что все 153 российских дипломата, высланные Соединенным Королевством и их союзниками, были офицерами разведки. Высокопоставленный источник в правительстве Великобритании подтвердил Direkt36, что дипломат, высланный Венгрией, был связан с российским органом военной разведки, Главным управлением Генерального штаба ВС РФ, известным как ГРУ. Поскольку именно агенты ГРУ были ответственны за нападение с применением химического оружия в Солсбери, меры Великобритании и ее союзников были направлены в первую очередь против них.

Три высокопоставленных дипломата из разных стран НАТО, в свою очередь, сообщили нам, что венгерское правительство приняло решение выслать российского дипломата, который уже заканчивал срок своей службы и собирался в скором времени покинуть Будапешт. Все наши источники согласились поделиться информацией по этому деликатному с дипломатической точки зрения вопросу на условиях анонимности.

Тем самым, в дипломатических кругах решение Венгрии было расценено как “мягкая высылка”: попытка угодить Евросоюзу и НАТО, но одновременно не причинить вреда России. Дипломатическая телеграмма, с которой нам удалось ознакомиться, намекает, что реального конфликта между Россией и Венгрией не было. Телеграмму составил Янош Балла, в то время — посол Венгрии в Москве. 30 марта он направил ее в Министерство иностранных дел и торговли Венгрии, и затем 3 апреля отправил письменный отчет нескольким высокопоставленным лицам и ведомствам внутри министерства, а также должностным лицам других министерств.

Согласно этому документу, Балла принимал участие в ужине, устроенном послом Австрии в Москве вечером 29 марта (Австрия входила в число нескольких стран Евросоюза, отказавшихся выслать российских дипломатов). На ужине Балла говорил о высылке с Олегом Тяпкиным, директором департамента в МИДе, отвечающего за сотрудничество с Венгрией. По словам Баллы, Тяпкин на тот момент не получал известий от российского посольства в Будапеште о выдворении дипломата, и Балла поделился с ним этой информацией.

Тяпкин в ответ заверил Баллу, что Россия заинтересована в поддержании дружеских отношений с Венгрией и скорее всего ответит так, чтобы не допустить эскалации конфликта. Тяпкин “сказал об ответе со стороны России, что он скорее всего будет зеркальным и не нанесет вреда двусторонним отношениям. Россия стремится поддерживать двустороннее сотрудничество и плавный график запланированных визитов”, — сообщил венгерский посол своему начальству в Будапеште 3 апреля.

Подлинность телеграммы подтвердили нам как венгерское должностное лицо, бывшее среди ее получателей, так и другой источник, ознакомившийся с отчетом из вторых рук.
Впрочем, высокопоставленный чиновник венгерского Министерства иностранных дел подчеркивает: не стоит делать вывод, что выдворение было всего лишь имитацией. По словам источника, который согласился беседовать на условиях анонимности, для венгерского правительства было важно отреагировать на дело Скрипаля отчасти потому, что Консервативная партия в правительстве Великобритании — близкий союзник Орбана. Другой иностранный дипломат также добавил, что реакция Венгрии на дело Скрипаля была “не худшей”, поскольку восемь других стран-членов Евросоюза (Австрия, Болгария, Кипр, Люксембург, Мальта, Португалия, Словакия и Словения) вообще не приняли никаких мер против российских дипломатов.

Источник в британском правительстве также сообщил, что Соединенное Королевство поделилось разведданными о нападении в Солсбери с союзниками, в том числе и с венгерским правительством, и показало им фактические улики, чтобы те убедились в серьезности угрозы. Обращаясь к союзникам, британское правительство подчеркнуло, что высылка офицеров ГРУ — это не только демонстрация солидарности с Великобританией, но и способ предотвратить будущие убийства с помощью нервно-паралитических веществ, которые русские могут совершить на улицах других стран-членов НАТО и Евросоюза. По словам источника, высылка дипломатов нанесла серьезный урон российской разведке, и инициатива исходила именно от Великобритании. “Мы разыскали и выслали агентов, работавших под самым глубоким прикрытием. Даже их российские коллеги не знали, что те были шпионами”, — добавил чиновник.

Меры, принятые Венгрией, были далеки от такого уровня, и в последние месяцы стало очевидно, что взаимное выдворение дипломатов никак не осложнило российско-венгерские отношения. Виктор Орбан и Владимир Путин не только незапланированно встретились в июле во время чемпионата мира по футболу в России, но и провели в сентябре ежегодную официальную встречу.

“Никаких серьезных проблем не будет”

Телеграмма венгерского посла также показывает, что российское правительство повело себя куда более агрессивно по отношению к другим европейским странам, выславшим российских дипломатов.

Например, Германия, выславшая только сотрудников посольства низкого ранга, получила от Москвы жесткий ответ, лишившись своих наиболее важных дипломатов. Был выслан даже военный атташе — а этот пост обычно занимают высокопоставленные офицеры, отвечающие за военное сотрудничество.

“Я узнал от немецкого посла, что из Берлина были высланы четыре дипломата низкого ранга, им дали неделю на сборы. (…) Российский МИД выслал четырех немецких дипломатов, включая военного атташе и атташе-полицейского”, — писал Балла в телеграмме в Будапешт. Венгерский посол также отметил, что на встрече, состоявшейся 27 марта, заместитель министра иностранных дел Александр Грушко (прежде служивший постоянным представителем РФ при НАТО) говорил о деле Скрипаля “более двух часов в очень серьезном тоне. Позиция России, которую он выразил, напомнила о холодной войне, включая гонку вооружений”.

То, как российские спецслужбы общаются с венгерскими дипломатами в России, никак не напоминает о холодной войне — несмотря на то, что Венгрия тоже является членом НАТО и Евросоюза. “Перед тем как отправиться в Россию с дипломатической миссией, венгерские офицеры контрразведки проинструктировали нас о том, чего ждать от российских спецслужб. Венгерские офицеры сказали нам, что никаких серьезных проблем или агрессии со стороны спецслужб не предвидится благодаря нынешним политическим отношениям России и Венгрии”, — сказал венгерский дипломат, служивший в России.

Впрочем, по словам дипломата, согласившегося беседовать на условиях анонимности в силу деликатности вопроса, были признаки того, что сотрудники российских спецслужб заходили в квартиры венгерских дипломатов, прослушивали их телефоны и обыскивали комнаты. Но это стандартная практика в России, по словам источника. “Они просто наводили обо мне справки — вероятно, искали в комнате спрятанное криптографическое оборудование или другие признаки того, что я венгерский шпион, — говорит дипломат. — Мы могли чувствовать их присутствие, но оно совсем не ощущалось как угроза”.

В случае Венгрии даже зеркальный ответ, о котором говорил Тяпкин, оказался очень мягким, несмотря на серьезность, с которой он был заявлен. Послу Балле вручили ноту протеста и проинформировали его, что «в ответ на недружественные и необоснованные требования Венгрии о высылке российского дипломатического сотрудника на основании бездоказательных обвинений Великобритании в адрес России из-за т.н. «дела Скрипалей» российская сторона объявляет «persona non grata» сотрудника венгерского посольства», говорится в сообщении МИД России.

В результате контрмера привела к выдворению одного из семи венгерских атташе по внешней торговле, работавших в России. Личность этого дипломата подтвердили Direkt36/Re:Baltica несколько официальных источников. Его описывают как хорошо осведомленного человека с широкими связями, но не слишком важного. “Если Россия выслала именно этого человека, то ее ответ можно назвать очень мягким”, — сказал дипломат, работавший в России и бывший коллегой высланного атташе. Поскольку торговые отношения между Венгрией и Россией ограничены из-за европейских санкций в отношении России и российского эмбарго на продукты из стран Евросоюза, потеря одного атташе по внешней торговле из семи, служащих в пяти крупных российских городах (Москва, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Екатеринбург и Казань), не играет большой роли.

Более того, венгерский источник, хорошо знакомый с высланным дипломатом, сообщил нам, что венгерский атташе по внешней торговле уже давно хотел уехать из Москвы (это также следует из более раннего комментария самого атташе, оставленного в социальной сети в публичном доступе). Атташе добивался перевода в одну западную страну в связи с семейными обстоятельствами. После выдворения из России желание дипломата внезапно исполнилось: венгерское Министерство иностранных дел перевело его именно в эту страну. “Это выглядит так, словно выслав его, Россия сослужила ему добрую службу”, — замечает с улыбкой бывший коллега выдворенного дипломата.

Аналогичным образом, высылка из Венгрии российского дипломата мало что изменила с точки зрения национальной безопасности.

“В случае с так называемыми симметричными, или зеркальными ответами выдворение и контрмера иногда бывают фальшивыми, то есть предназначенными в первую очередь для обмана внешнего мира”, — говорит бывший венгерский офицер контрразведки, который долгое время работал в Бюро по защите Конституции Венгрии. Задача зеркальных ответов в значительной степени состоит в том, чтобы первоначальная мера и реакция на нее были примерно равноценными, объясняет источник, отмечая, что если русские отреагировали на меры Будапешта, выслав «легковесного» венгерского дипломата, то это говорит о многом.

Бывший офицер контрразведки, согласившийся говорить на условиях анонимности, также добавляет: “Очень важно, высылает ли венгерское правительство активно работающего дипломата или человека, который уже собирался уходить”. По словам источника, офицер разведки, готовившийся к отъезду, уже давно договорился передать свои дела и связи преемнику (новому офицеру). Обычно они собираются втроем на тайную встречу, чтобы сеть агентов могла продолжать работать без перебоев. “Если выдворение происходит после того, как разведчик передал дела преемнику, его высылка не вызовет перебоев в работе разведки противника. Это не что иное, как простая формальность, более того, ее можно интерпретировать как своего рода дружеский жест”.


Эта статья входит в серию расследований, совместно выполненных Re:Baltica, Postimees, Direkt36, 15min.lt и Respekt.cz при поддержке первого финансируемого Европейским Союзом фонда расследовательской журналистики IJ4EU. Финансирование было предоставлено по результатам открытого конкурса, объявленного Международным институтом прессы.

Автор: Шаболш Паний

Редакторы: Андраш Пето (Direkt36) и Санита Йемберга
Иллюстрации: Артур Куус

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.