Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

В Швеции почти нет ограничений, смертность снижается, экономика растет и там скоро достигнут коллективного иммунитета – такие и схожие утверждения до сих пор получают популярность в социальных медиа. Однако они не соответствуют действительности – в Швеции ограничений было меньше, чем в других странах, однако на уровне государства признаны недостаточными, спад экономики больше, чем у некоторых соседних стран, а смертность от Covid-19 существенно выше.

Re:Check обобщил мифы и полуправду, которые опубликованы в нескольких постах на Facebook. В середине сентября популярным стал пост бывшего журналиста Сандриса Точса. В нем он поделился записью в Twitter предпринимателя Яниса Ошлейса. 

Этим постом на Facebook поделились почти 800 человек.

Эту запись сопровождал комментарий Точса: «Наше правительство сегодня решит о совершенно противоположном подходе, говоря, что вариантов нет. Но варианты есть».

Ошлейс пишет:

«Подход Швеции к C19 до сих пор очень удачный».

О том, что нет основания считать подход Швеции удачным, Re:Check писал уже в сентябре, до того, как в большей части Европы начался второй всплеск болезни. Весной в Швеции действительно было намного меньше ограничений, чем в соседних странах, однако смертность от Covid-19 тоже была гораздо выше, а спад внутреннего валового продукта (ВВП) – больше.

С тех пор многое изменилось, и ограничения в Швеции стали гораздо серьезнее. Еще в октябре СМИ сообщили, что Швеция планирует поменять свой подход.

Несмотря на это, в декабре распространение инфекции и смертность в Швеции была гораздо выше, чем, например в соседней Норвегии, свидетельствуют данные Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). В Швеции за неделю до 28 декабря были зарегистрированы 21 тыс. новых случаев инфекции и 69 смертей. В свою очередь в Норвегии, где количество жителей в два раза меньше, – две тысячи случаев инфекции и 17 случаев смерти. Как премьер Швеции, так и король признали, что в стране нужно было ввести более строгие ограничения. 

В конце декабря правительство представило новый «закон о пандемии», который наделит его дополнительными полномочиями по борьбе с коронавирусом, например: правительство сможет закрыть торговые центры, рестораны, бары, ограничить скопление людей в общественных местах, штрафовать людей, которые не соблюдают правила.

Ошлейс перечислил аргументы, что свидетельствуют об успехе. Он пишет:

«1) падает количество пациентов C19 в интенсивной терапии».

Используя данные Агентства общественного здравоохранения Швеции, Re:Check пришел к выводу, что в начале декабря, когда Ошлейс опубликовал запись, такого спада не было. В записи Ошлейса также есть скриншоты с графиками агентства, однако неясно, как он пришел к выводу о спаде.

Ошлейс отметил Re:Check, что вывод сделал по другим данным, которые опубликованы на домашней странице Шведского регистра интенсивной терапии. В нем действительно число новых пациентов немного отличается. Как на домашней странице регистра, так и агентства здравоохранения поясняется, что в данных регистра заново зачисляются и те пациенты, которые перемещались между отделениями интенсивной терапии. В этих данных в период с 1 до 10 декабря после существенного увеличения наблюдается небольшой спад количества пациентов, по сравнению с последними десятью днями ноября.

Ошлейс ответил Re:Check, что, возможно, данные были уточнены, но на момент публикации записи его выводы были правильными.

Нужно добавить, что в начале декабря шведские СМИ сообщили, что в регионе Стокгольма, где живет неполная четвертая часть населения страны, было заполнено 99% коек интенсивной терапии. Такая ситуация образовалась из-за того, что в связи со спадом распространения болезни летом было снижено количество временных коек и отменены другие чрезвычайные мероприятия. В Швеции, как и в Латвии, возможности интенсивного ухода главным образом ограничивает нехватка работников.

Следующий аргумент – это якобы снижение смертности:

«2) снижается количество умерших с позитивным тестом на C19».

Неправда — утверждение не соответствует правде, у него нет доказательств, автор высказывания врет или несознательно обманывает.

На домашней странице Агентства общественного здравоохранения про данные о смертности сказано, что информация о числе случаев смерти и заболеваемости обновляется с опозданием, поэтому данные нужно интерпретировать осторожно. Также и в шведских СМИ не раз писалось о том, что после публикации изначального числа случаев смерти данные уточняются. Проект Оксфордского университета Our World in Data зафиксировал, что, например, 30 октября опубликованный средний показатель смертности за предыдущие семь дней был 2,6, а до 12 ноября данные за этот период исправлены на 8,1. Также и Re:Check во время создания статьи заметил, что с 22 до 28 декабря количество умерших с 1 по 10 декабря увеличилось на 17 человек. По этой причине график на домашней странице агентства всегда показывает, что за последние пару недель смертность падает. Таким образом Ошлейс скорее всего допустил ошибку.

Данные Университета Джонса Хопкинса также показывают, что до момента написания статьи уровень смертности от Covid-19 в Швеции был выше, чем у соседних стран – 2,1%. В Финляндии (также как и в Латвии) показатель составил 1,5%, в Норвегии – 0,9, а в Дании – 0,8%.

В заключении Ошлейс пишет об экономике:

«В Швеции открыты школы, предприятия, ВВП +2%».

Неправда — утверждение не соответствует правде, у него нет доказательств, автор высказывания врет или несознательно обманывает.

На самом деле, по данным Eurostat, во втором квартале года ВВП Швеции снизилось на 7,4%, а в третьем квартале – на 2,7%, по сравнению с тем же периодом прошлого года. В соседних Норвегии и Финляндии спад был ниже.

Спросили у Ошлейса об источнике его данных. Экономист указал на запись в Twitter эксперта по налогово-финансовым вопросам Латвийской конфедерации работодателей Яниса Херманиса. В своей записи он ссылается на данные Eurostat.

В опубликованной Херманисом таблице числа совпадают с теми, что видны на домашней странице Eurostat, однако касательно изменений ВВП в Швеции в третьем квартале нет знака минус. Херманис сказал Re:Check, что таблицу создавал вручную и, скорее всего, допустил случайную ошибку.

Ошлейс ошибку признал, но добавил, что спад ВВП в Швеции все равно существенно ниже, чем в среднем по ЕС.

На Facebook популярны и другие мифы о Швеции. Например, в одной записи, которой поделилось несколько сотен человек, утверждается:

«На данный момент тесты на антитела в Швеции указывают, что у 37% протестированных жителей есть антитела к новому коронавирусу».

Неправда — утверждение не соответствует правде, у него нет доказательств, автор высказывания врет или несознательно обманывает.

Автор поста приходит к выводу, что совсем скоро ожидается коллективный иммунитет. В свою очередь главный эпидемиолог Швеции Андерс Тегнелл недавно отметил в СМИ, что в населении не наблюдаются признаки иммунитета, которые смогут задержать распространение болезни. Информация об антителах 37% жителей получена из блога некоего шведского врача. На него ссылается автор поста. Однако в этой статье врач пишет о тестах в Стокгольме, которые проведены в течение недели, а не о показателе населения в целом. В Швеции в целом инфекция Covid-19 обнаружена у немногим более 387 тыс. человек, то есть у 3,8% от общего количества жителей. Хотя истинный уровень инфекции в стране может быть выше, нет данных о том, что он составляет упомянутые в записи на Facebook 37% или вскоре составит необходимый минимум — 60%, который нужен для так называемого группового иммунитета.


Эта статья является частью работы Re: Check по проверке потенциально ложных или полуправдивых записей Facebook, изображений и видео. Читайте о сотрудничество Re:Check с Facebook здесь.


О проекте: Re:Check — это виртуальная лаборатория по проверке фактов и исследованию социальных сетей, работающая под эгидой Балтийского центра журналистских расследований Re:Baltica.


При оценивании проверенных фактов мы используем пять возможных оценок: Правда – утверждение соответствует правде, высказывание точное и фактологически доказуемое. Близко к правде — утверждение преимущественно правдиво, однако, допущены мелкие неточности. Полуправда — утверждение содержит как правдивую, так и лживую информацию, часть фактов замолчана. Скорее неправда — в утверждении лишь малая доля правды, однако не принимаются во внимание важные факты и/или контекст, поэтому высказывание либо вводит в заблуждение, либо вне контекста. Неправда — утверждение не соответствует правде, у него нет доказательств, автор высказывания врет или несознательно обманывает. Если какая-то новость или утверждение тебе кажется фактологически сомнительным, пришли нам: recheck@rebaltica.com.


НЕЗАВИСИМОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ ТРЕБУЕТСЯ НЕЗАВИСИМОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ
Если вам нравится наша работа, поддержать нас!
LV38RIKO0001060112712

 

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.