Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Когда 26 марта у 81-летнего лежачего отца Александра* поднялась температура и ухудшилось самочувствие, сын вызвал «скорую». Приехали, осмотрели больного, посоветовали связаться с семейным врачом. К вечеру отцу стало еще хуже. Температура приблизилась к 39. Александр вновь вызвал «скорую». Бригада решила везти пациента в больницу, поскольку было подозрение на пневмонию.

Рижанина отвезли не в одну из столичных больниц, а в Огрскую районную. Александр считает, что это стоило его отцу жизни.

Отца в больницу привезли с воспалением легких, а увезли с диагнозом Covid-19. До этого пациент контактировал только с двумя людьми — сыном и внучкой, и у обоих тесты на Covid-19 оказались отрицательными. Сам пожилой мужчина из дома выйти не мог. «Логично подумать, что он мог заразиться только в двух местах — или в скорой, или в больнице», — считает сын.

В выписке о смерти отца причиной указана пневмония — и Covid-19. Срок болезни — 17 дней — соответствует дате, когда пациента перевели из Огре в Латвийский центр инфектологии (ЛЦИ). Подписавшая заключение врач из ЛЦИ сказала сыну, что считает районную больницу местом инфицирования (от разговора с Re:Baltica она ради защиты частной жизни пациента отказалась, поэтому у утверждения нет второго, независимого источника).

Re:Baltica восстановила ход событий. Оказалось, что, хотя на государственном уровне система была ясной, ведомства считались готовыми, на каждом этапе были недочеты. И это закончилось смертью человека.

Из Риги — в Огре

Хотя больной соответствовал нескольким «критическим» критериям — возраст, температура, подозрение на воспаление легких, в тот момент оснований подозревать Covid-19 на самом деле не было. Контактные лица не были за рубежом, пациент не мог контактировать с другими носителями Covid-19.

За две недели до этого — 13 марта — руководство сферы здравоохранения, стремясь сохранить места в рижских больницах для «тяжелых» пациентов с Covid-19, решило «легких» направлять на лечение в больницы более низкого уровня. Для Риги это Юрмала, Елгава и Огре.

Когда Александр спросил «скорую», в какую рижскую больницу отца отвезут, бригада ответила, что в Огре. Почему приняли такое решение, Re:Baltica выяснить не удалось. Пациентов такого профиля — старше 60 лет, с хронической пневмонией и другими болезнями в среднетяжелом и тяжелом состоянии — привозили и в больницы Риги, например, с середины марта это самая большая группа пациентов, доставленных «скорой» в больницу Страдиня.

Региональные больницы за свои планы в сфере медицины катастроф отвечают сами — никто их централизованно не контролирует. Поэтому больные, по сути, попадают в лотерею: попадется хороший — повезло, если нет — то нет.

Без защитных средств

В тот момент в Латвии Covid-19 бушевал уже три недели. Однако без защитных средств на вызов приехали и медики скорой помощи (у одного были перчатки), и в приемном покое Огрской больницы их видно не было.

Лиене Ципуле, глава Службы неотложной медицинской помощи, в разговоре с Re:Baltica признала, что 26 марта такая ситуация еще была возможна. За день до этого в Латвии обнаружили первое неотслеживаемое заражение — пациента с неизвестным источником инфицирования. После этого дня защитные средства надо было использовать на каждом вызове, даже если, например, ребенок прищемил палец дверью. С того момента медикам каждого больного надо было считать потенциальным носителем Covid-19 (до этого потенциальными пациентами считали тех, кто соответствовал двум критериям — острое заболевание дыхательных путей и/или визит за границу и контакт с больным). Поэтому и ехать надо было с защитными средствами, и в больницах должен был быть другой алгоритм действий. Однако до медиков информация могла дойти с опозданием, признала Ципуле.

«Алгоритм надо написать, согласовать, утвердить, распространить, и людям с ним надо ознакомиться. Всегда будет так, что день или два еще работает предыдущий алгоритм с более низкими требованиями», — пояснила она.

Когда в больницу Огре доставили отца Александра, единственным замеченным в приемном отделении защитным средством была емкость с дезинфектором на стене. Когда сын вечером привез отцу в больницу лекарства, которые надо пить регулярно, его ждал персонал без масок, перчаток или спецодежды. Ни одного сотрудника с защитными средствами больной не видел до 1-2 апреля, когда наконец «все в скафандрах стали гулять».

Переполненные общие палаты

Согласно доступной публично информации, после госпитализации отца Александра — на следующий день и через день — в Огре привезли двоих пациентов, у которых анализы на Covid-19 оказались положительными.

Отец рассказал Александру, что после госпитализации его поместили шестым в палату, предназначенную для пятерых. Когда из-за Covid-положительных пациентов часть медиков ушла на самоизоляцию, больных перевели в другую общую палату, где опять лежало больше людей, чем предусмотрено.

Это могло свидетельствовать, что больница уже переполнена, однако у Re:Baltica нет информации, сообщало ли руководство больницы кому-то об этом.

Положительный анализ на Covid-19 третьего апреля — через неделю после поступления в больницу — оказался и у отца Александра (тестировали так поздно, поскольку, хотя в истории болезни появилась отметка, что анализ сделан 26 марта, результата в ней нет; поэтому позже брали еще два). Больного незамедлительно перевели в ЛЦИ.

Почему это произошло?

На этот вопрос ответить трудно, поскольку глава Огрской районной больницы Дайнис Шировс говорить отказался. Re:Baltica долго пыталась взять у него интервью — и по телефону, и лично приехав в больницу. Сперва он по телефону рассказал, что обижен на министра здравоохранения, ему мстят и он еще подумает, соглашаться ли на разговор. Однако позже прислал смс: «Извините, но я полностью за эти четыре недели на напряженной работе выгорел»

Однако не настолько, чтобы в тот же день не дать интервью Ogres apriņķa ziņas. «Ситуация стабилизировалось, поскольку Национальная служба здравоохранения обеспечила нас индивидуальными средствами защиты. Раньше их было не получить в том количестве, в каком они у нас уходят», — заявил в интервью Шировс. То же самое в начале апреля он сказал программе «Личное дело» на LTV7.

Дита Хейберга, глава Центра медицины катастроф — ей больницы каждый день отчитываются о доступных ресурсах — утверждает, что в конце марта в дни, о которых пишет Re:Baltica, в Огрской больнице и маски, и респираторы были. Во время беседы она вновь открыла документы с информацией, которую подала больница — да, их достаточно. «Я не могу обосновать, почему они работали без», — заявила Хейберга.

Через три дня после публикации этой фотографии работа Огрской больницы была парализована, в принудительный карантин попали почти 30 медиков. Глава больницы Дайнис Шировс (на фото справа) публично рассказал, что в больнице нет защитных средств. Скриншот из Facebook.

Были ли маленькие больницы вообще готовы?

Ответ — нет, и Огре — определенно нет. С начала чрезвычайной ситуации Инспекция здравоохранения регулярно проверяла латвийские больницы, и сделала вывод, что больницы 2-го и 3-го уровня не готовы к приему пациентов с Covid-19 (Огре — третьего уровня). Самая большая проблема — именно персонал, которому не хватает информации, знаний и понимания, подчеркнула глава инспекции Индра Дрейка.

Шировс утверждает, что, «когда готовились к такому кризису Covid, наше мнение вообще не спрашивали. Речь шла только о том, как разгрузить большие больницы с обычными пациентами, и ни о какой защите от Covid там речь не шла», — заявил Широв Ogres apriņķa ziņas.

С этим спорит Ципуле — с середины января больницы почти каждый день получали рекомендации, как действовать. «Я могу подтвердить, что ни одна больница не забыта, никому не забыли что-то отправить, они не могли что-то не знать. Не всегда качественно передают информацию внутри. Руководителю больницы надо добиться, чтобы каждая медсестра в приемном покое знала, что ей делать. Это очень сложный процесс. Рекомендации меняются часто, почти каждый день есть новая информация. Но для больницы такого размера, как в Огре, это не должно было стать источником сложностей»

Огре vs Юрмала

Для сравнения с Огре Re:Baltica выбрала вторую больницу, куда везут рижских пациентов — Юрмалу.

Председатель ее правления Эгон Лиепиньш говорит — не было такого, что 13 марта кто-то приехал и посмотрел, готова ли больница потенциально к ситуации с Covid-19. Однако он уверен, что должна была — у больницы есть план в сфере медицины катастроф.

В Юрмале в конце марта пациентов с пневмонией автоматически рассматривали как больных высокого риска, с ними работали в защитной одежде и изолировали до получения результатов анализов. «У нас тотальная проверка. Всех пациентов, которые поступают в стационар, мы кладем в, как мы это назвали, Covid-отделение. Это специально созданное отделение повышенного риска с 10 палатами, по две кровати в каждой. Когда привозят пациента, кладем туда, берем анализы, когда приходит отрицательный результат, переводим в отделение соответствующего профиля», — рассказал он.

На нехватку ресурсов Лиепиньш также не жалуется. «У нас не было ситуаций, когда чего-то не хватало. В январе мы уже получили информацию, что есть Covid-19 и надо закупаться дополнительно. Но и без этого в любой больнице должны быть резервы. Возможно, не бессмысленно много, но есть»

Он признал, что сперва всю информацию воспринимали немного легкомысленно, казалось, что вирус — это что-то далекое, однако на нехватку информации не жаловались. «В конце января уже было известно, что есть Covid-19. Была передана информация, что надо делать, если он появится, какие защитные средства надо использовать, как диагностировать, куда звонить и так далее»

В Огре, по словам Шировса, было пять пациентов с Covid-19. В самоизоляцию ушли по меньшей мере 27 медицинских работников (ни один из них, однако, не болен). В Юрмале пациентов было двое, карантина у врачей не было ни минуты.

Уже начата одна проверка

Это не первый всплывший во время пандемии проблематичный случай в Огре. Инспекция здравоохранения проводит проверку по поводу попытки диагностировать Covid-19 вопреки принятому порядку.

Если коротко, вопреки рекомендациям Министерства здравоохранения Огрская районная больница у компании DC Solutions купила непризнанные экспресс-тесты на Covid-19 (тесты от государства во все больницы доставляют только с 24 апреля). Экспресс-тесты не были запрещены, однако все больницы были информированы, что из-за большого процента ошибок их «эпидемиологи категорически не рекомендуют», пояснили Re:Baltica в Министерстве здравоохранения (Их купило еще одно латвийское медицинское учреждение, но название сказать отказались. Re:Baltica обзвонила почти все латвийские больницы — там утверждают, что экспресс-тесты не покупали. Представители отрасли, однако, говорят, что после огрского скандала никто не признается).

Шестнадцатого марта в Огрскую районную больницу привезли пациентку, у которой экспресс-тест на Covid-19 оказался положительным. Она сама вызвала скорую помощь — пневмония, много хронических заболеваний. В Огрской больнице женщина провела около 10 часов, пока — учитывая результаты экспресс-теста — руководство больницы всеми силами пыталось добиться ее перевода в Центр инфектологии. В том числе звонило руководству самоуправления и пыталось привлечь даже министра здравоохранения.

«Послушала разговор с дежурным врачом оперативного координационного центра. Они сказали, что это пациентка с Covid-19 и у них есть доказательства, не упомянув, что сделали неодобренный тест», — рассказала Лиене Ципуле. Перевода около 23 часов удалось добиться. Сделанный в Центре инфектологии тест показал, что у пациентки нет Covid-19, однако она умерла в больнице.

Но деятельность Огрской больнице была осложнена, поскольку она до утра приостановила работу, не принимала новых пациентов, отправляла медиков в самоизоляцию. Министр здравоохранения Илзе Винькеле позже заявила, что глава Огрской больницы отвечает за создание хаоса, поскольку использовались неодобренные тесты, и из-за ложноположительного результата необоснованно введены защитные меры.

Двадцатого марта сотрудники Инспекции здравоохранения прибыли в Огре с проверкой, где встретились с воинственно настроенным руководством больницы, которое обвинило пришедших в том, что те мешают работе. На заседании думы 31 марта Шировс, который одновременно является и депутатом, жаловался: «Чтобы заткнуть рты, к нам сразу отправили комиссию. Требуют еще сейчас подготовить на 130 листах там всякие вопросы… Когда не смогли со всем ознакомиться, сказали, что приедут еще в расширенном составе. Я сказал — добро пожаловать, вы такие приятные люди, мы всегда радуемся, когда кто-то в этот сложный момент мешает нам работать». Теперь же мнение изменилось, и 16 апреля документы отправлены, больница заявила о готовности сотрудничать. Проверка еще не закончена, однако, как указала инспекция, «констатированы недостатки, связанные с тем, что больница не была готова принимать пациентов с Covid-19».

Бесконечный хаос

В случае отца Александра хаос был не только в здравоохранении. Почти каждый день — с момента, когда больного из Огре перевели в Центр инфектологии — Александру звонили из Госполиции, Центра профилактики и контроля заболеваний и Рижской муниципальной полиции. Все звонившие были уверены, что говорят с отцом, поскольку он в документах значился как выписанный из Огрской больницы. Они просили подойти к окну и помахать, чтобы доказать, что самоизолировался. Каждому звонившему Александр объяснял, что отец в Центре инфектологии, и просил сделать в базе данных соответствующую отметку. Все, за исключением последнего полицейского, обещали это сделать. На следующий день — опять звонок, потому что на работе другой полицейский.

«Отец очень не хотел в больницу, просил «не надо». А я помогал «скорой» снести его на носилках в машину, так что, получается, в буквальном смысле своими руками отправил его в Огре. И еще помню свое чувство тогда, от которого у меня теперь ощущение нечистой совести. Такое не то что облегчение, но успокоение: теперь отцом будут заниматься люди, которые гораздо лучше меня понимают, как сохранить ему жизнь. Тогда, в «скорой» у дома, я его последний раз и видел — в обеих больницах был карантин, не пускали»

Вечером 21 апреля отец в больнице умер. Александр даже не смог его проводить, потому что жертв Covid-19 хоронят в закрытых гробах.

В официальной статистике отец Александра значится как человек, путь заражения которого «до сих пор ищут».

* По просьбе человека его личность не раскрывается, но редакции она известна


НЕЗАВИСИМОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ ТРЕБУЕТСЯ НЕЗАВИСИМОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ
Если вам нравится наша работа, поддержать нас!
LV38RIKO0001060112712

Авторы: Инесе Лиепиня, Санита Емберга, Re:Baltica
Редакторы: Санита Емберга, Re:Baltica, Неллия Лочмеле, IR
Иллюстрация: Райвис Вилунс

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.