Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Шесть лет назад Илзе была убежденной антипрививочницей, но сейчас ждет прививку от Covid-19. Эзотерический взгляд тридцатилетней женщины на мир изменили муж, ребенок и психотерапия.

До 6-го класса у Илзе было косоглазие и она свято верила — это для того, чтобы она не видела ссор родителей. Так говорила мама. И то, что ангина — результат необсужденных проблем и сдержанных переживаний.

Она выросла в среде, где в уважении была эзотерика, самопровозглашенная ясновидящая Рагациемса Агнесе, ведический стиль жизни и астрология. Илзе верила, что «мысли и эмоции влияют на наше физическое тело и лишь cилой мысли мы можем себя вылечить». В школе и университете она с друзьями много дискутировала о тайной организации иллюминатов, как переделать мир, о тайных альянсах фармацевтических компаний или BigPharma, которые делают людей еще более больными, чтобы заработать миллионы.

В результате Илзе была убежденной антипрививочницей, которая старалась избегать врачей и медикаментов, так как все это «же был большой бизнес».

Пришел 2015 год. У Илзе родился сын, и ему нужно было получать предусмотренные для малыша прививки. Илзе была против. «Перепугалась», — вспоминает она. Однако муж сказал, что сына вакцинирует. Они много дискутировали. Илзе искала в интернете научные материалы, чтобы доказать, что у вакцин могут быть ужасные побочные эффекты. Ее пугала вероятность, что у сына «возникнет аутизм».

Это один из самых популярных мифов, который появился более 20 лет назад. Тогда британский врач Эндрю Уэйкфилд опубликовал исследование, в котором необоснованно утверждал, что комбинированная вакцина от кори, краснухи и свинки вызывает аутизм. Позднее из-за лживого исследования врач потерял лицензию, однако зло уже было сделано — доверие к вакцинам резко упало. Этот миф популярен до сих пор.

Аутизм как один из наиболее частых аргументов противников вакцин в своей практике слышала и врач Детской клинической университетской больницы Дана Исарова. Столь же популярны мнения, что регулируемые вакцинами болезни не так серьезны и что вакцинирование необходимо только детям со слабым иммунитетом. Врач считает: у скепсиса по отношению к вакцинам две главные причины — недостаточные знания о медицине и здоровье и плохая коммуникация врача с пациентами. В таком случае родители сами ошибочно истолковывают найденную в интернете информацию или «придумывают бреши, которые врач объяснить не может».

Исарова, которая активно вступает в дискуссии со скептиками вакцин в соцсетях, поясняет: в Латвии в целом охват вакцинации хороший, однако «очень многие родители сомневаются». Врач считает, что именно поэтому о вакцинах необходимо информировать постоянно, так как мы рискуем, что, «попадая в неправильные «пузыри», человек, который был за вакцинацию, становится ее противником».

За последние десять лет от так называемых вакцинорегулируемых инфекционных заболеваний в Латвии умерли 15 детей, которые не были против них привиты, свидетельствуют данные Центра профилактики и контроля заболеваний.

Ища доказательства во время ссоры с мужем, Илзе постепенно открыла и другую информацию. Да, у вакцин есть побочные эффекты, однако возможности испытать их очень редки, тогда как последствия конкретных заболеваний — куда тяжелее.

«Если искать только плохое, проблему можно найти всегда», — пришла к выводу Илзе. То, что рядом был муж с противоположным мнением, позволило ей «отступить и сравнить» различные факты. Однако смена мнений не произошла быстро. Это объясняется тем, что теории заговора (в случае Илзе — эзотерика) удовлетворяют три важные психологические нужды: понять происходящее в мире, чувствовать себя безопасно и принадлежать к конкретной группе, в которой чувствуешь себя хорошо, поясняет политический психолог Александра Чичоцка из Кентского университета в Великобритании. Менять взгляды — означает отказаться от привычной безопасности, часто и от конфликтов с друзьями и семьей.

Профессор Латвийского университета в социальной психологии Ивар Аустерс рассказывает, что одним из наиболее эффективных способов, как попытаться изменить мнение другого человека, может быть призыв организовать презентацию или семинар по конкретной теме. Именно углубление в факты может сработать, если люди знакомы между собой. «Даже если человек сразу не изменит своего мнения, то определенно раскачается», — указывает Аустерс. Ненапрямую так произошло и с Илзе, пока она собирала доказательства для мужа.

Решиться в пользу отдельных вакцин Илзе помог и собственный опыт. У нее не было сомнений, что сына необходимо вакцинировать от туберкулеза, «так как у самой в детстве был дико серьезный контроль в связи с этой болезнью и эти тесты мне как ребенку действительно доставляли душевную боль». Снизились опасения и по поводу прививки от ротавируса, так как она помнила, что в детстве младшая сестра во младенческом возрасте уже обессиленная попала в больницу, так как началось обезвоживание.

Когда прежние взгляды стали рушиться, Изе попросила совета у мамы. Она сослалась на сказанное ясновидящей, что разницы нет — вакцинировать ребенка или нет. Если поверишь, что все будет хорошо, то так и будет. Илзе это не успокоило.

Она решила вакцинировать сына всеми рекомендуемыми прививками, хотя по-прежнему была напугана. Тревожилась, что является плохой матерью, «так как матери лучше знают, что нужно их ребенку».

Доцент факультета социальных наук Латвийского университета Марита Зитмане рассказывает, что мнение «мать же знает лучше» исходит из царящих в обществе стереотипов о роли полов. В патриархальном обществе женщины воспринимаются как «чувственные сущности, которые действуют по интуиции, длинными юбками принимают энергию земли, и поэтому есть логика и в выборе альтернативной медицины, которая в принципе гласит то же самое — энергии, прислушивание к себе, силы природы», — поясняет Зитмане.

Эзотерика и сверхъестественные вещи — это и прибыльный бизнес. Об этом свидетельствует предложение соответствующих медиа и книг. Зитмане рассказывает, что на сверхъестественные вещи в первую очередь усиленно обращает внимание женский журнал «Лилит». Видя большой интерес аудитории, подобное содержание начали публиковать и другие популярные женские журналы.

Представитель книжного дома Valters un Rapa Иева Озола вспоминает, что месяцами в топе наиболее покупаемых была вышедшая в 2014 году книга Инты Блуме «Карма латышки». Женская энергия на переднем плане. «Эту книгу покупали как сумасшедшие, как сумасшедшие», — повторяет Озола.

Руководитель издательства Zvaigzne ABC Вия Килблока рассказывает, что у авторов таких книг уже образовался свой круг читателей, и книга — только один из продуктов. Параллельно предлагаются различные курсы и семинары по развитию женской энергии. «У латышей есть способ, как преуспеть, уча других, как преуспеть», — смеется Килблока.

О том, что в Латвии большая часть жителей верит в сверхъестественное, свидетельствует и проведенный в 2016 году Pew Research Center опрос. Среди 18 стран Европы жители Латвии были на втором месте (после Греции) среди тех, кто верит в такие феномены, как сглаз, ведьмы и реинкарнация. В существование сглаза верят почти 70% опрошенных.

Пока просишь прощения…

После вакцинации сына изменение взглядов Илзе не закончилось. На самом деле это было только началом.

Примерно в возрасте одного года сын начал много болеть. За полтора месяца малыш пропил три курса антибиотиков, но лучше не стало. На третий раз Илзе привела сына в больницу. Анализ крови показал, что у сына низкий уровень гемоглобина.

Мама считает — если бы сдала анализы крови раньше, обошлись бы без антибиотиков. Этого не сделали, так как даже семейный врач прогнулся под давлением Илзе, что во время гриппа лучше малыша на анализы не возить. По-прежнему жив у Илзы был и предрассудок, что лучше избегать лекарств и проверок, а болезни надо лечить силой мысли. Она по-прежнему верила, что ребенок болеет, так как родители ссорятся. Что она как мать виновна в том, что не может простить. Что дома неправильный климат и она не воодушевляет мужа великими трудами. «Так я прощала всех, кого только могла простить. Молчала, так как ссоры не шли на пользу», — рассказывает Илзе, но это не помогло. Сын продолжал болеть.

Илзе сменила семейного врача. Аллерголог установил диагноз — бронхиальная астма — и сказал использовать ингалятор. Илзе делала это только тогда, когда было очень плохо. «Тогда произошел еще один щелчок. Поняла, что обычного воспаления у него нет. Отправились к отоларингологу, который пришел к выводу, что у ребенка слишком большие аденоиды и необходима операция», — вспоминает Илзе. Она бичевала себя за то, что не сделала этого раньше, так как аллерголог еще восемь месяцев назад сказал: если воспаление не проходит, нужно идти у лору.

Сыну было три года, когда удалили аденоиды (миндалины носоглотки). Готовились к операции, сынок чувствовал себя плохо. Был апатичным, не слушал, что говорит Илзе. Мама объяснила состояние сына тем, что муж Илзе в командировке, и отсутствие отца сломало сына. Кроме того, оказалось, что у малыша в ушах начала скапливаться жидкость.

После операции малыш быстро восстановился. Ожил, стал болтливее, начал слушать, «так как наконец смог нормально слышать, что я говорю». Сейчас сыну пять лет и астматические эпизоды сократились до одного раз в полгода. Она наконец дает сыну лекарства, которые прописал врач.

«Несмотря на мое игнорирование и тщеславие, что я как мать знаю своего ребенка лучше чем врачи, почти все медики помогли мне, и ребенку стало лучше. Я не могу знать все», — отметила Илзе.

Другой человек

Глядя на последние шесть лет, Илзе приходит к выводу, что очень изменилась. Она потеряла одну близкую подругу, которая «осталась в аювердическом мире», в свою очередь вторая изменилась вместе с ней. Второй ребенок Илзе — девочка — получил все вакцины.

Илзе не считает, что ее взгляды изменила конкретная статья или книга. Она пришла к выводу: какую информацию искала, такая и «пришла».

Однако важным в изменении ее мышления оказался курс психотерапии, который она начала, когда сыну было полгода. Многие часы с терапевтом она говорила не о вакцинах или врачах, а анализировала себя. И поняла, что слишком боязлива, боится брать на себя ответственность и не верит, что сама может повлиять на свою жизнь. Вместо этого проще было винить в своих неудачах фармацевтические фирмы, мировую элиту или правительство. «Медленно я научилась, что ответственность за свои действия нужно брать на себя самой. Если дети заболевают инфекционной болезнью или страдают в результате бытового несчастного случая, то это будут мои бездействие и ответственность».

В ее жизни произошли и профессиональные изменения. Женщина вступила в организацию, которая старается улучшить жизнь подростков в ее самоуправлении. Верит, что может сделать вещи сама и не нужно ждать всего от самоуправления.

«Я — другой человек», — уверена Илзе.

Читай еще:

Когда родители становятся чужаками

Вакциной против Бога

Мы договорились не договариваться. Как Андрис потерял доверие к СМИ и нашел правду в соцсетях


 

НЕЗАВИСИМОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ ТРЕБУЕТСЯ НЕЗАВИСИМОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ
Если вам нравится наша работа, поддержать нас!
LV38RIKO0001060112712

Автор: Инга Сприньге, Re:Baltica
Иллюстрации: Артур Куус
Техническая поддержка: Мадара Эйхе
Перевод: Александр Овсянников, RUS TVNET

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.