ФОТО: GP Nord
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

В январе, когда смертельный вирус Covid-19 уже прокрался в Европу, латвийские учреждения призывали чрезмерно не тревожиться и утверждали, что они к вирусу готовы. Спустя месяц пришло откровение, что в государственных запасах не хватает товаров первой необходимости — средств индивидуальной защиты. Началась срочная закупочная операция, в результате которой маски покупали как у налоговых должников, так и у фирм — «почтовых ящиков».

Выводы:

* В плане медицинских защитных средств Латвия не была готова к пандемии. Справедливости ради, и соседи — к примеру, Эстония — тоже нет. Там запасы были умещены в 20 картонных коробок, и резервов хватило бы на один день с 8 до 16 часов. Министерство внутренних дел Латвии уже в прошлом году предупреждало, что материальные резервы не финансируются и остаются не у дел уже 15 лет.

* Государство как покупатель не оценивает, насколько сомнительна или недавно основана фирма. Если она может доказать, что способна привезти товар и у него будут нужные сертификаты — покупают.

* Сейчас за маски мы переплачиваем в 20-30 раз по сравнению с нормальными условиями. Однако если сравнивать цены с закупками Эстонии и Литвы, то видно, что они особо не отличаются.

Первого больного Covid-19 в Латвии зарегистрировали 2 марта. Сколько на тот момент на складе государственных материальных резервов было средств индивидуальной защиты, руководитель Службы неотложной медицинской помощи (NMPD) Лиене Ципуле не раскрыла, так как это информация ограниченной доступности. «Раскрытие готовности государства связано с возможным попаданием информации к недружественным странам», — указала Ципуле.

Однако она признает, что резервы государства были меньше, чем имеющиеся в распоряжении самой службы. В феврале в NMPD было 6305 масок для лица и 3000 респираторов. Между тем вирус приближался, несмотря на то, как указала Ципуле, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в то время оценивала риски распространения вируса в Европе как низкие. Тогда прогнозировались несколько десятков пациентов в неделю, поэтому была уверенность в готовности.

«Никто не был Мартой с Синей горы (Марта Зилкална, известная ясновидящая. — Прим. ред.), чтобы сказать, как будет развиваться ситуация. Кроме того, если у меня нет обоснования, что мне потребуется миллион масок, если пойти и попросить дополнительные средства в момент, когда у меня нет таких пациентов, то на меня могли посмотреть странно».

Больницы со своими запасами справляются сами, но в феврале нанятые стандартные поставщики начали задерживать им поставки. Например, в Рижской Восточной клинической университетской больнице (RAKUS) в начале марта было 300-400 респираторов, масок для лица было несколько тысяч, однако недостаточно, отмечает руководитель аптечной службы RAKUS Роланд Карвоненс. И в Клинической университетской больнице имени П. Страдиня было так же — там запасов хватило бы на неделю.

То, насколько не хватает масок, проиллюстрировал и руководитель Национальной службы здравоохранения (NVD) Эдгар Лабсвирс. Собирая маски по больницам, в которых были запасы, на случай, если станет не хватать главным, всего набрали 30 000 масок и около 2000 респираторов. Это потребление RAKUS за несколько дней.

Сорвалась совместная закупка Евросоюза. Стало ясно, что защитные маски нужно закупать централизованно и поспешно. 12 марта в стране объявили режим чрезвычайной ситуации, а на следующий день Кабинет министров разрешил не применять к закупкам обычные процедуры.

Проблема №1 — налоговые долги

Изначально защитные средства покупала NMPD. Первым партнером стало основанное неполные два года назад предприятие GP Nord, у которого в марте имелся налоговый долг в размере 1026,32 евро. Закон о публичных закупках в нормальных условиях запрещает таким коммерсантам участвовать в конкурсах. В этот раз это не оценивалось.

«Сказала, чтобы покупали все, что можем достать,» — Ципуле поясняет, что тогда альтернативы не было. С этим согласна и руководитель Центра медицины катастроф Дита Хейберга: «Не было других заслуживающих доверия предложений с ранее выполненными обязательствами».

Из выясненного Re:Baltica можно сделать вывод, что роль сыграли руководители больничных аптек, знавшие GP Nord как поставщика медикаментов, которые сложно достать из-за цены или доступности.

«Это наша ниша. Мы обычно поставляем то, что не может достать никто другой», — рассказывает владелец GP Nord Том Зелтиньш. Он получил опыт и контакты в Великобритании, работая в уже обанкротившемся предприятии GP Labs. Когда оно свою деятельность завершило, Зелтиньш с командой создал GP Nord и начал сотрудничество с аптеками и больницами. Они часто остаются в долгу за товары перед предприятием. «У всех поставщиков постоплата, и для нас как для небольшой компании это сложно», — поясняет Зелтиньш. То, что это стало причиной, по которой аптеки посоветовали GP Nord, предприниматель отрицает: «Люди, которые платят по счетам, они, я сказал бы, плохо знакомы с теми, кто закупает товар».

Государство заключило с GP Nord договор на 849 482 евро (половина была предоплатой).

29 марта первый груз под вспышки камер журналистов доставила авиакомпания airBaltic, о чем договорилось само предприятие. Дефицитным товаром сразу же стали оснащать университетские больницы в Риге и региональные больницы. По поводу качества масок возражений не было, подтвердили Re:Baltica опросы в больницах. Их преимущественно давали пациентам и работникам для дополнительной безопасности. Первый груз проверил и Институт безопасности труда и защиты окружающей среды Рижского университета Страдиня.

Проблема №2 — фирма — «почтовый ящик»

У NMPD закупки переняла Национальная служба здравоохранения (NVD), а 2 апреля — Государственный центр защиты военных объектов и закупок Министерства обороны (VAMOIC), который должен обеспечить резервы минимум на три месяца.

VAMOIC заключил договор с двумя предприятиями на 4,07 млн евро.

В Регистре предприятий компания Titled в качестве сферы своей деятельности указала рекламное агентство. Ее представитель Наурис Гросу рассказал, что занимается и торговлей электроникой, из-за чего образовался контакт с различными производителями в Китае.

Вторая фирма — ADDI Trading PTE Ltd. — более интересна. Она основана в декабре прошлого года, адрес — торговый и бизнес-центр в Сингапуре. Директор фирмы, латыш Дейвис Юкша, фигурирует как директор еще в четырех компаниях, а как второе должностное лицо предприятия — в 55. Владельцев фирма не указала. Это классические признаки предприятия — «почтового ящика». В частности, такие создают как прикрытие, если не хотят разглашать, кто владелец.

Предприятие в виде основного вида деятельности указало строительство и промышленность, а не оптовую торговлю медицинскими устройствами.

И у латвийской фирмы Юкши ADD sale имеется налоговый долг в размере 2800 евро, свидетельствуют данные Lursoft. В свою очередь, в эстонском бизнес-регистре он зарегистрирован как владелец консалтинговой компании Institute for consulting, research and services. Оборот предприятия, которое не получило в Эстонии известность в сфере консультативной помощи, в 2018 году составил 1,2 миллиона евро, при этом на работу был принят всего один человек с окладом около 700 евро до уплаты налогов. Дейв Юкша готов к общению только письменно. Он отрицает, что ADDI Trading является «почтовым ящиком» — пусть Re:Baltica приходит в гости в офис ADDI в Сингапуре.

Как директор он «организует повседневную деятельность компании. В конкретном случае — закупку товара в Китае и поставку в Европу». Об остальных фирмах он говорить не хочет. «Когда я получаю не связанные с поставкой конкретных товаров вопросы, у меня появляются сомнения в истинных целях Ваших исследований, поэтому сейчас я воздержусь от предоставления любой информации, не связанной со сделкой ADDI с VAMOIC», — пишет Юкша.

Как контактное лицо ADDI Trading указан Артур Миглиниекс, который привлечен в качестве финансового консультанта. Особо ничего о предприятии он рассказать не может, так как это запрещает его договор. На вопрос, является ли ADDI Trading компанией-вывеской, Миглиниекс ответил: «Не понимаю такую формулировку, но, по имеющейся в моем распоряжении информации, у них сделки и с другими покупателями».

Заключить договор с ADDI Trading VAMOIC посоветовала NVD. Ее руководитель Лабсвирс не отрицает, что не оценивал то, что у директора фирмы есть налоговый долг и что предприятие зарегистрировано в Сингапуре. «Это была 100% постоплата, и товар в тот момент уже летел в Ригу», — пояснил Лабсвирс.

Углубленное расследование этой закупки провел Delfi, придя к выводу, что государство закупило маски более низкой категории, чем требовалось в спецификации. Продавец это отрицает. На специально созванной пресс-конференции и представители больниц утверждали, что купленное подойдет.

Проблема №3 — переплачиваем?

Лабсвирс признает, что предложений в электронной почте были сотни. «У меня было ощущение, что достать маски было задачей государства номер один. За исключением больничных складов, аптек и NMPD, на той неделе в Латвии масок не было вообще. Все, например, что было в Cenu klubs, за один раз моментально выкупила RAKUS», — характеризует ситуацию Лабсвирс.

Многие из предлагающих сотрудничество не могли предъявить реальные сертификаты. Вместо этого присылали сертификаты с закрашенным названием завода. Такие предложения не рассматривались.

Было принято решение обратиться только к местным коммерсантам, которые могли предложить понятный и сертифицированный продукт, цену и путь доставки. В результате заключили восемь договоров, самые крупные поставщики — GP Nord, Lauma Fabrics и Saules Aptieka.

Самый большой заказ — у Lauma Fabrics. Его стоимость 5,5 миллиона, 80% — предоплата.

Изначально Lauma Fabrics думала шить маски сама, но было понятно, что нет ни нужных сертификатов, ни устройств. Товар доставили, используя знакомства в Азии. «Это было сложнее, чем мы думали», — отвечая на вопрос о задержках поставок, признает генеральный директор Lauma Fabrics Эдийс Эглиньш.

«Спрос в Китае на товары индивидуальной защиты катастрофически велик. Все страны присылают свои самолеты, покупают маски, стоят в очередях на фурах, самолетах, таможни перегружены, достать разрешение на вылет — более длительный процесс, чем в обычных условиях».

Предприятие поставило Латвии товар за 643 050 евро, что куда дороже, чем рейсом airBaltic (95 000 евро). «Это невозможно сравнивать, у нас транспортные расходы подсчитаны на шесть миллионов масок и респираторов. airBaltic везла миллион масок, да и летели они с запада Китая. Мы везли с восточной стороны», — утверждает Эглиньш.

GP Nord и Lauma Fabrics — единственные, кому за поставку масок платили предоплату. Предоплату просили и предприятия в Китае. «Как NMPD, так и Минздрав, и я ясно осознавали, что рискуем. Рискуем бюджетными деньгами, являющимися священной коровой. В нормальное время никогда не заключил бы договор с предоплатой даже с солидным предприятием. Это не нормальное время», — вздыхает Лабсвирс.

Пока NVD ожидала поставку, договоры заключались с теми, у кого маски были на месте в Риге, однако их было немного. Торговец светильниками АТТА-1, используя партнеров по сотрудничеству в Китае, сначала заказал, а затем предложил NVD купить маски. В свою очередь, единственный сертифицированный производитель респираторов в Латвии — Tavol, который работает на немецкое предприятие Dräger, часть произведенного припрятал для местного рынка.

Произведенные в Латвии респираторы. ФОТО: Re:Baltica

То, что за защитные средства мы переплатили, никто не отрицает. Если перед пандемией одноразовую маску можно было купить за два цента, то сейчас цена выросла более чем в 30 раз. «В феврале, когда была последняя нормальная поставка, в больнице Страдиня коробка стоила неполный евро. Сейчас, если платим за одну маску 65 центов, получается, что коробка стоит свыше 30 евро. Цена в двадцать, тридцать раз выше, чем в «мирное время», — считает Лабсвирс. Это диктуют больший спрос, повышенные расходы на исходный материал и производство, осложненная поставка. Латвийская закупка среди остальных стран Балтии особо не выделяется. Стоимость приобретенных нашими учреждениями одноразовых масок варьируется от 45 до 66 центов за штуку.

В Эстонии — от 57 до 72 центов за штуку. Кроме того, часть информации о закупке не доступна публично. В свою очередь, Литва может гордиться наглядной таблицей закупки. На ней видно, что одноразовые маски приобретены за цену в пределах от 32 до 82 центов за штуку.

Ни одно из предприятий не раскрыло, каким был процент прибыли. GP Nord и ADDI Trading сразу же признались, что не хотят это разглашать, в свою очередь другие — к примеру, Lauma Fabrics и Titled — сказали, что еще подсчитают, когда будет поставлен весь груз.


НЕЗАВИСИМОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ ТРЕБУЕТСЯ НЕЗАВИСИМОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ
Если вам нравится наша работа, поддержать нас!
LV38RIKO0001060112712

Автор: Илзе Вебере, Re:Baltica
Редактор: Санита Йемберга, Re:Baltica
Иллюстрации: Раивис Вилунс
Перевод: Александр Овсянников, TVNET

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.