Работник проверяет прибывший из Беларуси груз в Индре, 28 января 2022 года. Фото: Сергей Кузнецов

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Несмотря на жесткие санкции ЕС, экспорт белорусских нефтепродуктов в Эстонию в прошлом году достиг рекордного уровня. Давайте посмотрим, как была организована торговля, за которой стоит олигарх по прозвищу «энергетический кошелек Лукашенко».

Когда страны Балтии просили Европейский союз (ЕС) ввести жесткие санкции против приближенных лиц самопровозглашенного президента Беларуси Александра Лукашенко за жестокое подавление людей, протестовавших против фальсификации результатов выборов, местные транзитные и портовые предприятия были встревожены тем, насколько тяжело могут пострадать. 

Однако год спустя показатели торговли с Балтией оказались рекордно высокими, при этом больше всего выиграла Эстония. Импорт нефтепродуктов по сравнению с 2020 годом вырос в три раза. Кроме того, примерно треть белорусской нефти, которая ранее предназначалась для латвийских портов, в 2021 году потекла в Эстонию (стоимость импорта Латвии из Беларуси в прошлом году также значительно выросла, но речь идет в основном о древесине). 

Внешняя торговля Латвии с Беларусью с 2005 по 2021 год. Источник: база данных ЦСУ

Исследование Re:Baltica/ Delfi.ee/ Белорусского центра расследований для Белсат ТВ вскрыло две причины, почему так произошло. Одной является тот факт, что торговля осуществляется через сеть компаний, которые указывают на связь с фигурантом санкционного списка — белорусским олигархом Николаем Воробьем (Микалай Варабей). Другая — трюк с таможенными кодами, который позволяет беспрепятственно продолжать торговлю.

Правительство Эстонии это поставило в незавидную ситуацию. На бумаге все выглядит законно, однако получается, что правительство, которое взяло на себя ведущую роль в реализации жестких санкций, в то же время позволяет принадлежащему государству железнодорожному перевозчику транспортировать белорусские нефтепродукты в крупных объемах. 

Сделки с подверженной санкциям ННК 

Поезда, которые везут мазут из белорусского Новополоцка в Даугавпилс, ходят по этому маршруту регулярно. Оттуда они продолжают путь в Ригу, а затем — в Лугажи, которые находятся совсем рядом с городами-близнецами Валгой-Валкой. Именно так они попадают в Эстонию, и бесчисленные цистерны с нефтепродуктами принадлежащая государству компания “Operail“ перевозит в порт Мууга недалеко от Таллина. 

Эксклюзивное право на экспорт нефтепродуктов из Новополоцка имеют две белорусские компании. Одна из них принадлежит государству, другая, “Новая нефтяная компания“ (ННК), является частным предприятием. Главный ее акционер — Николай Воробей. ЕС его характеризует как ведущего белорусского бизнесмена с интересами в нефтяной, угольной, банковской и других отраслях, одного из главных сторонников режима Лукашенко, который получает взамен налоговые льготы и другие прибыльные привилегии. В США его называют “энергетическим кошельком Лукашенко”.

EC ввел против ННК санкции в июне 2021 года, так как счел, что единственная цель создания компании состояла в том, чтобы обойти предыдущие санкции. Предоставленные ей эксклюзивные права “указывают на тесное сотрудничество с авторитетными лицами и на государственные привилегии высшего уровня“. ННК принадлежит компания “Interservice“. Владеет ею Николай Воробей — один из ведущих бизнесменов страны, поддерживающий режим Лукашенко и извлекающий из этого выгоду. О ННК сообщается, что она связана также с Алексеем Олексиным (Аляксей Алексин), еще одним известным предпринимателем, который получает выгоду от режима Лукашенко, заявил ЕС.

Однако сделки, которые были заключены еще до того, как решение ЕС вступило в силу, не были подвергнуты санкциям. Поэтому мазут мог продолжать путь в порты Балтии до конца 2021 года. ННК провела два конкурса — в октябре 2020-го и январе 2021 года, и одним из их условий было использование этих портов как пунктов доставки. 

Источник в отрасли подтвердил, что мазут производства белорусских НПЗ в прошлом году действительно экспортировался через порт Мууга. “Покупателями этого продукта, согласно долгосрочному договору с ННК, являются торговые компании “Tintrade” и “Coral Energy””, — указал источник.

Трюк с кодами

И тут история становится немного сложной и технической, поэтому потребуется терпение. ЕС запретил торговлю нефтепродуктами со специфическими товарными кодами, но ряда других, очень похожих, это не коснулось (см. подробнее в “Пояснениях”). Вопрос о том, как классифицировать конкретный нефтепродукт — под кодом 2710 (подверженный санкциям) или 2707 (не подверженный санкциям), оставляет место для творчества. 

“Грань между дизельным топливом, мазутом и другими смесями невелика, и кодирование товаров всегда остается в введении человека, который заполняет декларацию, поэтому существует возможность для злоупотреблений, — говорит Владимир Сальников из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования в России. — Теоретически возможно, когда нефтепродукты (код 2710) поставляются под прикрытием ароматических углеводородов (код 2707)”.

Такой трюк может быть одной из причин, почему импорт нефтепродуктов из Беларуси в Эстонию увеличился буквально взрывообразно, тогда как в Латвии его объемы падают. 

Официальные данные свидетельствуют о том, что объем грузов с кодом 2707 из Беларуси в Эстонию в ноябре 2020 года вырос практически с нуля почти до 150 000 тонн в месяц и с тех пор сохраняется на этом уровне. В связи с тем, что цены на нефть достигли рекордного уровня, стоимость этих грузов в 2021 году превысила полмиллиарда евро.

Кроме того, Эстония — практически единственная страна ЕС, которая вообще импортирует подобный продукт из Беларуси. В некоторые месяцы доля импорта Эстонии составляла более 99% всего импорта ЕС.

В налогово-таможенном департаменте Эстонии утверждают, что проводится стопроцентный контроль санкционных товарных кодов и всех товаров “без исключения“. “Всем нефтепродуктам, которые поставляются из Беларуси, уделяется повышенное внимание. Это означает, что и те продукты, у которых нет санкционных кодов, также проверяются“, — заявила представитель департамента Пирет Тинкус. 

По ее словам, таможенники берут образцы таких грузов и анализируют их в лабораториях. До сих пор никаких нарушений выявлено не было. 

Министерство иностранных дел (МИД) Эстонии было удивлено, узнав от Re: Baltica/Delfi о том, что доля государства составляет 95% всего импорта ЕС в отношении продуктов с кодом 2707.

Если Эстония захотела бы, она могла бы предложить ЕС ввести санкции и на эти группы продуктов, так как это не затронет другие страны ЕС, или же сделать это на своей территории. Генеральный директор департамента экономики МИД Эстонии Юри Сейленталь говорит, что пока такая возможность не рассматривалась.  

Таинственный балтийский дуэт и Воробей 

Фото: Валло Круусер/Ekspress Meedia

Это одна из немногих публично доступных фотографий, на которых виден Алексей Чулец (62).

Чулец и его бизнес-партнер Сергей Пастер работают в балтийском транзитном бизнесе уже третье десятилетие, но всегда оставались в тени. 

Один из редких случаев, когда Чулец упоминался в эстонской прессе, был связан не с бизнесом, а с тем, что он решил построить частную резиденцию размером с концертный зал. Еще меньше известно о Пастере. Никаких сведений о нем нельзя найти ни в СМИ, ни в социальных сетях. Его старый паспорт в Регистре предприятий Латвии идентифицирует его как гражданина России. Данные с Мальты указывают на то, что Пастер в 2016 году получил мальтийский паспорт как покупатель “золотой визы”. 

Чулец и Пастер контролируют группу предприятий в Латвии и Эстонии, которые получают самую большую выгоду от торговли санкционной нефтью с Беларусью. При этом причастные к их сделкам люди и тот факт, что компании резко сменили владельцев примерно в то же время, когда были введены санкции ЕС и США, наталкивают на вывод о том, что Чулец и Пастер представляют интересы Воробья.

Ресторатор с жаждой нефти 

Одной из частей холдинговой компании Чульца-Пастера был терминал в Рижском порту. Нефтепродукты — главный груз, который идет из Беларуси в Ригу, хотя его объемы после введения санкций в 2021 году и уменьшились наполовину. “B.L.B Baltijas termināls” был лидером в этой торговле. Ни для кого в отрасли не было секретом, что белорусское государство (или круг его самопровозглашенного президента) хотели терминал купить, чтобы избавиться от посредников и самим зарабатывать больше.  

Терминал B.L.B в Рижском порту. Публичное фото

Когда Латвия и Беларусь еще разговаривали друг с другом и даже планировали вместе провести чемпионат мира по хоккею, дипломаты готовили визит Александра Лукашенко в Латвию весной 2020 года. “B.L.B Baltijas termināls” был в списке тех мест, которые он мог посетить.

Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш дарит Лукашенко майку хоккеиста латвийской сборной с его именем во время визита в Минск в январе 2020 года. Лукашенко намеревался посетить Латвию в апреле, так как обе страны планировали вместе провести чемпионат мира в 2021 году. Первый план был сорван Covid-19, второй — подавлением протестов в Беларуси и санкциям против нее. Фото: Латвийская федерация хоккея

В апреле 2021 года холдинговая компания Чульца-Пастера продала терминал частной белорусской фирме “БелКазТранс”, которая до декабря 2020 года принадлежала Воробью. Но в Регистре предприятий в качестве ее истинного бенефициара указана некая Лидия Ушакова. Она переняла “БелКазТранс” у Воробья как раз за неделю до того, как ЕС включил олигарха в санкционный список, а США — и само предприятие.

Лидия Ушакова. Фото из взломанной базы данных паспортов Беларуси

Об Ушаковой известно мало, за исключением того, что ранее она работала в компаниях Воробья, сотрудничала с еще одним санкционным олигархом Олексиным в принадлежащей ему и Воробью компании “Neonafta” и является совладелицей ресторана “Brooklyn” в Минске. На попытки Re:Baltica/Delfi связаться с ней Ушакова не откликнулась.

В статусе хозяйки терминала Ушакова пробыла недолго. В сентябре 2021 года он был продан зарегистрированной на Кипре компании, которая принадлежит некому гражданину Азербайджана.

Таинственная россиянка (и много денег)

В Эстонии холдинговая компания Чульца-Пастера связана с целой цепью предприятий, которые занимаются покупкой и перевозкой белорусских нефтепродуктов.

Компания “Tintrade”, которая продолжала перевалку белорусской нефти через порт Мууга, связана с Чульцом. Это доказывает годовой отчет другой его компании “NT Marine”, которая выдала “Tintrade” заем на сумму 3 млн евро. Он был учтен как сделка с аффилированным предприятием, в котором акционерам принадлежит значительная доля.

Один из крупных перевозчиков белорусских нефтепродуктов в Эстонии – компания “Merktrans” (в прошлом году перевезла 1,8 млн тонн). Александр Ковалев, единственный член правления “Merktrans”, отказался сообщить, кто является клиентом, которому принадлежат грузы, но настаивал на том, что на этот продукт не распространяются санкции ЕС. “Это согласовано и проверено несколько раз в таможне перед транспортировкой”, — заявил он. 

Тем не менее похоже на то, что с введением санкций ЕС и США Чулец освободился от прав собственности на ряд предприятий, которые торгуют с Беларусью, по крайней мере на бумаге.

В день, когда ЕС ввел очередные санкции в июне 2021 года, акции Чульца в центральном предприятии холдинга “Baltic Sea Bunkering OU” (BSB) были переданы гражданке России Елене Скворцовой (половина все еще принадлежит Пастеру). “Merktrans” — одна из компаний, принадлежащих BSB, и Чулец по-прежнему входит в ее совет. 

Скворцова получила больше, чем просто акции компании. Месяц спустя она стала официальной владелицей особняка Чульца площадью 1800 квадратных метров у моря в живописном пригороде Таллина. В этой сделке примечательны два момента. Ей не потребовался кредит в банке, чтобы купить недвижимость, стоимость которой оценивается в миллионы евро. Кроме того, Чульцу было разрешено там проживать в течение всей жизни. Это свидетельствует о том, что сделка была заключена для того, чтобы защитить Чульца от возможных имущественных притязаний (сам он отказался ее прокомментировать).

Вилла Чульца площадью 1800 квадратных метров в Таллине на берегу моря. Фото: Delfi EE

О Скворцовой известно столь же мало, как о Чульце и Пастере. Ранее ее имя фигурировало в составе правлений дочерних предприятий их холдинга. Связь Скворцовой с Эстонией прослеживается в давнем судебном процессе, когда она оспаривала штраф за нарушение скорости на “Porsche”.

Золотой телец

Самой доходной компанией Чульца является “NT Marine AS”, которую он приобрел у BSB как единственный владелец в 2019 году. 

Как по мановению волшебной палочки доходы компании за год выросли с неполного миллиона до 118 млн евро. Их источником стали сделки с Беларусью. 2020 год был еще успешнее — выручка выросла до 155 млн евро.

Причины невероятного успеха стали понятны совсем скоро. По сообщениям российских СМИ, в 2019 году “NT Marine” получила разрешение начать поставки российских нефти и угля Украине. Так как был введен запрет на прямые поставки угля, его продавали через Беларусь. По мнению РБК, компания “связана с интересами Николая Воробья, белорусского олигарха”.

Еще одна связь между компаниями, которые иначе формально никак не связаны, — заем в размере 10 миллионов, который “NT Marine” предоставила “БелКазТрансу” (принадлежавшему Воробью). Это видно из годового отчета компании.

Финансовый отчет “NT Marine” за 2020 год был настолько неполным, что аудиторы отказались его утвердить. При этом их крайне удивили почти 100 млн евро, которые “NT Marine” использовала для покупки кипрской компании “Gemenel Investments”, якобы занимающейся развитием недвижимости на Украине. Вложения по трем проектам, в которых она участвовала в период до конца 2020 года, составили около 20 млн евро, что весьма далеко от указанных в сделке 100 млн. 

Чулец купил компанию у украинского депутата Вадима Столара (Оппозиционная платформа — За жизнь). Эта партия является преемницей Партии регионов бывшего президента Украины Виктора Януковича и известна своими пророссийскими взглядами и евроскептицизмом. Нынешним председателем партии является олигарх и бывший руководитель канцелярии Леонида Кучмы Виктор Медведчук. А у Медведчука и Воробья, в свою очередь, имеются общие бизнес-интересы. 

“Никаких комментариев на эту тему я давать не буду”, — заявил Чулец, когда Delfi связался с ним по телефону. Позже он в СМС подтвердил, что знает Воробья, но после того, как тот оказался в санкционных списках, у них не было общих сделок.


Пояснения: чем больше углубляешься в коды, тем больше вопросов

Хотя ЕС запретил ввозить из Беларуси нефть и битум-содержащие продукты, на которые распространяют таможенные коды с 2710 по 2715 (за исключением 2714), конкретная группа продуктов, входящая в категорию 2707, не включена в список санкций. Она обозначена длинным названием: “Масла и другие продукты, полученные в результате высокотемпературной дистилляции каменноугольной смолы; схожие продукты, в которых вес ароматических компонентов превышает вес неароматических”.

На первый взгляд, у этого может иметься веская причина. Этим основным кодом помечают ряд очень специфических продуктов — бензол, толуол, ксилол, нафталин и креозот. Этот основной код распространяется также на многие другие специфические соединения. 

Однако эксперт, который по заданию Delfi изучил объемы импорта продукции с кодом 2707 из Беларуси в Эстонию, с удивлением констатировал: если бы это вещество было, например, толуолом, то объем, пересекающий границу Эстонии, составил бы 80% всего объема, который за год производится в России. 

Единственный способ выяснить, что же на самом деле ввозилось в Эстонию под таможенным кодом 2707, — изучить более длинные коды. Эстонский департамент статистики смог предоставить нам 8-значеные подкоды категории импорта под кодом 2707, и эти данные оказались настоящим открытием. Более длинные таможенные коды могли показать, какие конкретно продукты ввозятся в Эстонию. Толуол? Бензол? Фенолы? 

Но официальная статистика свидетельствует о том, что ничего из вышеперечисленного. 8-значный код 2707 9999, который обозначает весь импорт из Беларуси в Эстонию в этой категории таможенных кодов, означает просто “другие”.

После того, как санкции ЕС вступили в силу, импорт нефтепродуктов запрещенных категорий быстро иссяк. В 2021 году по сравнению с предыдущими годами сохранился и значительно вырос импорт только такого соединения, которое обозначается кодом 2707. Поскольку таможенные коды показывают, что импортируемый продукт не является специфическим соединением, который указан в категории продуктов под кодом 2707, а просто декларирован как “другой”, это указывает на очевидный и аномальный поток нефтепродуктов из Беларуси, а также на то, что истинная информация о поставках скрывается.

У режима Лукашенко в Минске есть много причин так поступать, потому что санкции ЕС существенно сократили законный доступ белорусских нефтепродуктов на мировые рынки. Использование двусмысленной лазейки для экспорта нефти через Эстонию под названием “другое” в категории различных таможенных кодов может быть охарактеризовано только как контрабанда на виду у эстонских властей.



Помощь в написании статьи оказывал также Мартин Лайне (Delfi).

Данное исследование финансово поддержал фонд „Расследовательская журналистика для Европы” (IJEU). 


 

НЕЗАВИСИМОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ ТРЕБУЕТСЯ НЕЗАВИСИМОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ
Если вам нравится наша работа, поддержать нас!
LV38RIKO0001060112712