Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Скорее неправда — в заявлении лишь доля правды, но не приняты во внимание важные факты или контекст, поэтому заявление вводит в заблуждение или приводится вне контекста.

В середине апреля Центральное статистического управление опубликовало новые демографические сведения, которые показали, что, по предварительным данным, смертность в марте этого года увеличилась на 5%.

Эндокриногол Угис Грунтманис в интервью программе Латвийского радио Krustpunktā о росте (смертности) говорит как о факте и допускает, что это может быть связано с боязнью людей искать помощи врачей в период Covid-19. Экс-министр здравоохранения Ингрида Цирцене в интервью Rīga TV24 отмечала, что Грунтманис изучал смертность от других заболеваний и связал прирост с ограничением медицинских услуг. Ссылаясь на Цирцене, о том, что из-за Covid-19 много людей умерли от других заболеваний, заявил и музыкант Андрис Кивичс.

Но истина, очевидно, ни на чьей стороне. Нужно учитывать, что после уточнения, данные могут существенно отличаться от предварительных, прирост подсчитан только относительно марта 2019 года, а не за многолетний период. Не показывают особого прироста уровня смертности и данные Центра профилактики и контроля заболеваний — ни в общем, ни по группам самых распространенных заболеваний.

Было ли проведено исследование причин смерти в марте

Внимание Re:Check привлек твит Андриса Кивичса, в котором он пишет: «В Латвии на 5% увеличилась смертность по причине «простых» болезней». Он ссылается на сказанное Цирцене в эфире Rīga TV24, которая, в свою очередь, сослалась на инфекциониста Угу Думписа.

Если не считать превращение Грунтманиса в Думписа, то в написанном Кивичем можно увидеть сходство со словами Цирцене. В интервью программе Preses klubs Цирцене сказала следующее:

«В те два-три месяца, которые выпали из нормального медицинского обслуживания, есть тысячи пациентов, которые месяцами ждали очереди, и они потеряли ее. Я и до этого протестовала против подобного, и сейчас говорю, что вряд ли это было направление, по которому стоило идти. Все задержанные исследования, не вылеченные пациенты, все они остаются с проблемой. И Угис Грунтманис в одном из интервью сказал, что он изучал смертность не от Covid, а от других болезней. В марте смертность выросла на 5%».

Цирцене, которая сейчас является главным гинекологом в MFD Veselības grupa, в интервью Re:Check сказала, что слушала интервью Грунтманиса программе Krustpunktā на Латвийском радио. Самостоятельно данные она не анализировала и не видела. Но Грунтманис не говорил, что изучал данные, наоборот — указал, что еще не ясно, какой может быть причина. Среди возможных он назвал страх людей обращаться за помощью к медикам в период распространения коронавируса.

«Меня тоже волнует, я смотрю и не хочу слишком много дискутировать, но в марте этого года в Латвии умерло на 5% больше, чем в марте 2019-го. Я не знаю, ясно ли нам, почему так. Я не хочу спекулировать, почему уровень выше, но одна из возможных причин в том, что люди слышат, как орудует вирус и можно заболеть. Особенно пожилые люди. Результат может быть плохим, поэтому, возможно, и не звонят в «скорую», чтобы получить помощь».

То, что никакого исследования нет, Грунтманис подтвердил и Re:Check.

Действительно ли прирост 5%?

У Цирцене и Грунтманиса есть свои версии, почему смертность могла вырасти, но есть ли точные доказательства прироста на 5%?

Как в интервью Re:Check пояснил Грунтманис, он ссылался на пресс-релиз Центрального статистического управления (ЦСУ) от 17 апреля. В нем написано, что в марте этого года уровень смерти по сравнению с мартом 2019 года вырос на 5,2%. Но в самом конце пресс-релиза маленькими буквами написано, что это только предварительные данные. Окончательная статистика будет опубликована в мае следующего года.

Прирост в 5,2% подсчитан на основании сравнения предварительных данных с предварительными данными на марта прошлого года. Статистика за март прошлого года была уточнена в мае 2020-го. Согласно уточненным данным, в марте 2019 года скончались 2644 человека, что на 178 больше, чем по предварительным данным. Поэтому делать выводы об увеличении смертности на 5,2% в марте 2020 года можно будет лишь в мае 2021-го, когда данные уточнят.

Откуда такая большая разница? Как поясняют в ЦСУ, данные о части людей, которые скончались в конце одного месяца, поступают в следующем месяце, когда их смерть регистрируется. В Латвии это необходимо сделать в течение шести дней. Год спустя ЦСУ пересматривает данные за прошлый год, чтобы правильно распределить по месяцам.

В 2019 году скончались 27 719 человек — в среднем 75,9 человека в день. Поэтому погрешность может быть большой.

На опубликованном ниже графике видно, что коррекция данных может быть в обе стороны, показатель может и уменьшиться, и увеличиться. Например, в марте прошлого года число умерших после уточнения увеличилось на 178, а в апреле — сократилось на 148. Так «гуляли» и данные за март — в прошлом и позапрошлом годах был прирост, а в предыдущие три года после уточнения число смертей оказывалось меньше. Замдиректора департамента социальной статистики ЦСУ Байба Зукула поясняет, что это зависит от того, в какие числа, например, пасхальные выходные. А также и то, являются послдние дни месяца выходными или рабочими.

Нужно отметить, что показатели смертности каждый месяц разные. Например, самые высокие показатели в 2019 году были в январе, марте и декабре.

И Грунтманис, и Цирцене в разговоре с Re:Check признали: они не знали, что это предварительные данные и предстоит их уточнить. Грунтманис указал, что причины прироста все равно нужно проанализировать и объяснить.

Достаточно ли сравнить показатели двух лет?

Но и в случае, если анализ покажет прирост и это не будут только предварительные данные, недостаточно рассматривать изменения в контексте двух лет.

Например, основанный Оксфордским университетом центр Our World in Data советует делать сравнения на основании данных за пять лет.

Так делают, например, Euromomo, которое мониторит данные смертности, Национальное бюро статистики Великобритании и Германия. Если анализировать показатели смертности за март в разрезе более продолжительного периода, то результат будет совсем другой: в марте прошлого года, по отношению к которому в этом году прирост составляет и 5%, был наиболее низкий уровень смертности за последние 20 лет. Например, в марте в период с 2015 года по 2019-й умерли 2408 человек. Говорить, что в марте и апреле этого года смертность необычайно высока, будет ложным утверждением.

Из-за Covid-19?

Нужно учитывать, что в Латвии режим чрезвычайной ситуации и ограничения вступили в силу 13 марта, а медуслуги были ограничены только с 27 марта. В свою очередь, если сравнить предварительные данные по смертности в апреле этого года с предварительными данными за апрель 2019 года, то смертность в апреле была на 5,6% ниже, она не выросла. Но сравнить уточненные данные можно будет лишь в следующем году.

Зукула отмечает, что о причинах смерти в конкретный месяц можно судить, если посмотреть данные SPKC. Они не показывают не только общий прирост числа смертей, но и прирост в большинстве групп в марте или апреле по сравнению с предыдущими пятью годами.

Нет данных на 100 тысяч жителей.

Нужно отметить, что первые данные по числу зафиксированных в марте смертей SPKC опубликовал в начале мая, указав, что они предварительные. Уточненные за март и предварительные за апрель данные были опубликованы 2 июня.

Вывод: утверждение, что в марте этого года смертность выросла на 5% не совсем корректно, так как данные являются предварительными и могут измениться в сравнении со средним показателем за более продолжительный период — в марте прироста нет. Информация о причинах смерти не говорит о том, что в период Covid-19 увеличилась смертность от других заболеваний.


О проекте: Re:Check — это виртуальная лаборатория по проверке фактов и исследованию социальных сетей, работающая под эгидой Балтийского центра журналистских расследований Re:Baltica.
Перевод на русский язык: TVNET


Projektu Re:Check līdzfinansē Mediju atbalsta fonds no Latvijas valsts budžeta līdzekļiem.


НЕЗАВИСИМОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ ТРЕБУЕТСЯ НЕЗАВИСИМОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ
Если вам нравится наша работа, поддержать нас!
LV38RIKO0001060112712

 

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.