Источник: AFI/Valda Kalniņa
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

​Скандал с запланированной монополией мусора в Риге вернул в публичное пространство имя Андриса Шкеле. После ухода из политики троекратный экс-премьер старался не афишироваться. Официально у Шкеле политической власти нет, принадлежит мало, и его офис в центре Риги как место встречи различные неофициально связанные с его именем руководители бизнеса используют случайно. Во всяком случае, они бы хотели, чтобы вы так думали. Re:Baltica исследует, что сейчас принадлежит семьям Андриса Шкеле и работающего вместе с ним Айнара Шлесерса. Можно и перефразировать: что им принадлежит из того, с чем раньше — по их собственным утверждениям — не было никакой связи.

Осенью 2011 года, депутат, троекратный экс-премьер Андрис Шкеле проводил последние дни в парламенте.

С политикой теперь едва ли шло успешно. На последних выборах его общее со вторым называемым олигархом политиком Айнаром Шлесерсом образование, «За хорошую Латвию», получило всего восемь мест в парламенте и осталось в оппозиции. После решения президента Валдиса Затлерса распустить парламент, так как депутаты не позволили стражам порядка обыскать дом Шлесерса, не казалось светлым и будущее. Баллотироваться еще раз Шкеле не планировал. «Я счастлив, что больше не надо будет отчитываться журналистам», — не скрывал Шкеле отношения нынешнему редактору Re:Baltica Саните Йемберге.

За пару недель до этого Йемберга без предварительной договоренности проникла в обычно недоступную чужакам крепость, офис Шкеле на улице Дзирнаву. Она хотела задать вопросы о встрече Шкеле и его финансиста Харийса Кронгорнса с находящимся в бегах бывшим руководителем airBaltic Бертольдом Фликом в Киеве.

Формально часть акций airBaltic принадлежала Флику, но ходили слухи, что один из истинных владельцев — Шкеле. Он всегда это отрицал. Однако в переговорах олигархов, которые стражи порядка записали в номере гостиницы Rīdzene, Шлесерс третьему латвийскому олигарху Айвару Лембергсу предлагал схему, как тройка могла бы легализоваться в качестве владельцев. Планы по перенятию airBaltic в переговорах фигурировали как «проект Айнара», финансирование для которого должен был обеспечить Андрис, а в конце в долю был приглашен и Айвар.

Пока Йемберга ждала Шкеле, в офис прибыл весь совет крупнейшего бизнеса Рижского порта — Рижского торгового порта. Бизнес не является собственностью Шкеле, заседания в его офисе проходят потому, что, мол, центр и удобно, и Кронгорнс консультирует порт.

Восемь лет спустя как Шкеле, так и Шлесерс легализовали в качестве собственности своих семей часть предприятий, с которыми у них на тот момент якобы не было никакой связи.

И история повторилась. В решающую неделю «мусорных войн» в сентябре 2019 года, когда Совет по конкуренции решил, что монополия в столице — не лучшее решение, офис Шкеле многократно посещало правление предприятия, владелец, юристы, обслуживающие его сотрудницы PR-агентства, наблюдала Re:Baltica. Все шли к Кронгорнсу, который является лучшим деловым другом владельца мусорного бизнеса Гунтара Кокоревича. Нужно встречаться там, так как нет офиса в центре. Шкеле, как обычно, ни при чем. Раньше мусорный бизнес принадлежал семье Шкеле, но Кокоревич его выкупил.

Re:Baltica наблюдала, как утром 3 сентября из здания офиса Андриса Шкеле на улице Дзирнаву выходят член правления созданной на тот момент фирмы-монополиста по вывозу мусора Tīrīga Валерий Станкевич, председатель правления Гунтарс Левицс, директор PR-фирмы Golin Элина Добулане, фактический владелец бизнеса Гунтарс Кокоревич и член правления материнского предприятия Clean R Харийс Кронгорнс. У него там офис. В обед из офиса вышел и Андрис Шкеле. Левицс ушел с юристом в сфере публичных закупок Харийсом Лиелвардсом. Последний вернулся и через неделю, когда утром к собранию присоединились и юристы Сандис Петровичс и Артур Спигулис. Петровичс отказался комментировать, что там делал. Лиелвардс указал, что связей с мусорным бизнесом у него нет, а что он там делал, так и не сказал. Фото: Re:Baltica, TV3.

Невидимая рука

Шкеле по-прежнему один из самых влиятельных и богатых людей в Латвии, несмотря на то, что принадлежит ему относительно мало и официальной политической власти у него нет. Старые корпоративные связи по-прежнему живы и важны, так как один из талантов Шкеле — возможность в нужное время присосаться и кормиться от бизнеса, в который вовлечены деньги государства или самоуправлений.

Если не считать выращивание тюльпанов в начале 90-х годов, что позволило на тот момент заместителю министра земледелия построить частный дом, позднее в бизнесе он мало что создал с нуля.

Миллионером Шкеле стал, когда получил и позднее распродал предприятия продовольственного холдинга Ave Lat grupa. В собственность этого холдинга в начале 90-х годов попали крупные государственные продовольственные предприятия. Шкеле работал в Министерстве земледелия в комиссии, которая принимала решение о передаче этих предприятий на приватизацию. Предприятия Ave Lat grupa позднее были проданы дальше, в основном, иностранцам.

Re:Baltica для исследования анализировала десятки предприятий и их годовые отчеты, требовала информацию у государственных и частных инстанций, рисовала нескончаемые графики, чтобы понять: что сейчас принадлежит семьям Шкеле и Шлесерса? За что мы им платим со своего кармана — и будем ли платить в будущем?

Расширенная семья Шкеле

У самого Шкеле достаточно ничтожная часть бизнеса, все остальное на бумаге принадлежит второй жене и обеим дочерям от первого брака. Самому — консалтинговая фирма и внушительный проект недвижимости с новыми жилыми домами между улицами Дзирнаву и Блауманя.

В 2018 году Шкеле с женой Кристианой Либане-Шкеле заключил брачный договор, который предусматривает жене две квартиры в новом квартале улицы Дзирнаву и дом с землей в Юрмале. В договоре ничего не сказано об эксклюзивной вилле Mākoņi, которая скрывается среди восьми гектаров леса у моря в Саулкрастском крае. С момента ее строительства 20 лет назад Шкеле всегда отрицал, что является ее владельцем. Юридически собственность принадлежала некой фирме-пустышке в Джерси — пока в 2011 году его владелицей не стала жена Либане-Шкеле.

ФОТО: Вилла “Mākoņi”.Источник: LTV передача “90.tie»

К расширенной семье Шкеле нужно добавить еще двух человек, которые являются совладельцами бизнес-империи. Один — Эдгар Шкендерис — руководитель бюро Шкеле во время его карьеры премьера. Вторая — Ивета Смилга-Кронгорне: супруга финансиста Шкеле Харийса Кронгорнса.

Сам Кронгорнс не является совладельцем бизнеса. Возможно, потому, что двумя судебными инстанциями признан виновным в афере с цифровым ТВ (решения последней инстанции еще нет). Это может угрожать собственности. Афера с дигитализацией началась во время премьерства Шкеле, но сам он в суде только свидетель. Другой ответчик, долгое время являвшийся его доверенным адвокатом Янис Лозе, на суде второй инстанции свидетельствовал, что действовал по заданию Шкеле.

Бизнес с государственными и муниципальными деньгами

Структура предприятий семьи Шкеле разветвлена и в ней около сотни различных фирм. Главная материнская компания холдинга — Sabiedrība privātajiem ieguldījumiem, консолидированная прибыль которой в прошлом году составила 16,6 миллионов евро.

Холдинг образуют несколько отдельных меньших бизнесов и два больших блока — недвижимость и предприятия в Рижском порту, которые принадлежат семье совместно с Айнаром Шлесерсом. Большая часть доходов идет из порта, но тратится на недвижимость.

Пример возможности годами качать деньги из государства — парк ветрогенераторов в Гробине. За последние 20 лет за произведенную электроэнергию он получил от Latvenergo 65 миллионов евро. Минимум половина из этой суммы заплачена выше рыночной цены, как субсидии, свидетельствует информация, предоставленная Министерством экономики Re:Baltica. В свое время, будучи премьером и исполняющим обязанности министра экономики, Шкеле сам выдал этому бизнесу лицензии для начала деятельности.

С 2022 года этот ветряной парк больше не сможет продавать государству электроэнергию по повышенному тарифу, так как закончится предусмотренный законом срок.

10 миллионов евро в государственных и муниципальных закупках с 2014 года получила и строительная фирма Roadeks, свидетельствует обобщенная Re:Baltica информация от Бюро по надзору за закупками и заказчиков. И ее часть частично принадлежит семье Шкеле и предпринимателю Гунтису Равису, которого KNAB недавно задержал по подозрению во взяточничестве. Большая часть этой суммы — почти семь миллионов — были от заказов Рижской думы и ее структурных подразделений. Впрочем, вскоре после визита в KNAB бизнес Гунтиса Рависа перенял сын Рихард, который сейчас и является совладельцем Roadeks.

17 миллионов евро государственной дотации за последние девять лет получил Лиепайский автобусный парк, который частично принадлежит семье Шкеле, Шлесерсу и Лиепайскому самоуправлению, свидетельствуют опубликованные Дирекцией автотранспорта данные. Его оборот в прошлом году был почти 12 миллионов евро, неразделенная в прошлые годы и накопленная прибыль — 4,6 миллиона, но водители бастуют, требуя больших зарплат и человеческих условий труда.

Этой фирме какое-то время принадлежал и салатовый бренд airBaltic Baltic Taxi, который она купила в 2012 году. Несколько лет назад LTV выяснило, что сейчас бренд принадлежит Сергею Сенькансу, который в 10-м Сейме был помощником депутата Шкеле. Журналисты раскрыли, что Baltic Taxi, чтобы сэкономить на налогах, вынуждала водителей регистрировать микропредприятия и арендовать бренд. По наблюдениям Re:Baltica, в начале сентября Сеньканс вместе с бывшим министром по делам самоуправлений, членом Народной партии Эдгаром Залансом регулярно посещал здание офиса Шкеле на улице Дзирнаву. Позднее в телефонном звонке Сеньканс отказался давать комментарии по телефону и попросил прислать вопросы в письменном виде. Заланс Re:Baltica ответил, что у него в том же здании находится офис фирмы Lauku izaugsmes grupa, которая оказывает бизнес-консультации.

В начале сентября Re:Baltica наблюдала, как в здание офиса Шкеле заходят бывший министр по делам самоуправлений от Народной партии Эдагр Заланс, бывший помощник Шкеле в Сейме Сергей Сеньканс и лоббист Гунтис Гутманис, который работает в Совете по сотрудничеству сельскохозяйственных организаций и отвечает за молочный сектор. У всех трех в этом здание находится офис фирмы Lauku izaugsmes grupa. Фото: Re:Baltica

Если не считать предприятия Рижского порта, которые принадлежат семье Шкеле совместно со Шлесерсом, остальные предприятия огромной прибылью не выделяются. У большинства это лишь пара десятков тысяч евро, у отдельных предприятий — несколько сотен тысяч.

Бизнес недвижимости

Крупнейший пожиратель денег в бизнесе семьи Шкеле — недвижимость.

Всего семья вовлечена в три масштабных проекта недвижимости, в двух из которых совладелицами являются дочери Шкеле и жена, а третий принадлежит ему самому вместе с Иевой Круминей.

Это квартал Centrus, который находится в центре Риги между улицами Тербатас, Барона, Дзирнаву и Блауманя. Это заветная мечта бывшего адвоката Шкеле Яниса Лозе, которую адвокат потерял во время кризиса, а Шкеле перенял.

Многоквартирный проект “Centrus” квартал между улицами Блауманя и Дзирнаву. Фото: скриншот с сайта проекта.

Сейчас в квартале Centrus построены элегантные квартиры, которые стоят от 200 000 евро до полумиллиона. В будущем планируются и гостиница с офисным зданием. Годовые отчеты этого предприятия показывают, что сейчас планы притормозили. Одна из «дочек» этого бизнеса, TA projekts, в прошлом году показала потери в размере 7,5 миллионов. Сумма столь значительна «на бумаге», так как была переоценена собственность предприятия.

Принимая во внимание стагнацию рынка недвижимости, изменения на гостиничном рынке и серьезные неясности с доступностью банковского финансирования на латвийском банковском рынке, фирма сделала «особо осторожное» снижение стоимости недвижимости, упомянуто в годовом отчете. Из годовых отчетов также видно, что продажи ждут квартиры почти на девять миллионов евро, но в 2018 году были проданы квартиры чуть больше, чем на три миллиона евро.

Значительно снижена стоимость недвижимости и в еще одном проекте недвижимости семьи Шкеле, который принадлежит ей совместно с Гунтисом Рависом. Это земля бывшего рыбоперерабатывающего предприятия Jūras līcis площадью 23 гектара у места впадения Лиелупе в море. И эта земля когда-то принадлежала государству и через различные схемы попала в собственность уже упомянутого адвоката Шкеле Лозе. Когда Лозе выдвинули обвинения в деле о цифровом телевидении и ему грозила конфискация имущества, он продал землю Шкеле и Равису.

Территория бывшего предприятия по переработке рыбы Jūras līcis площадью 23 га в месте впадения Лиелупе в море. Сейчас землю продают по частям для частной застройки. ФОТО: City24.lv, pap.lv

В прошлом году землю начали продавать, требуя три миллиона евро за гектар. Однако похоже, что покупателей не хватало. В прошлом году и у этой собственности стоимость была снижена почти на 30 миллионов (с 49 миллионов евро до 19,7). Кроме того, земля заложена в банке ABLV, которому владелец земли — предприятие Baltā kāpa — должно 16,8 миллионов.

Своей очереди на застройку ждет и третий крупный проект недвижимости семьи Шкеле — застройка Андрейосты и Андрейсалы (около 40 га). И эти территории были получены в результате схем уже в начале 2000-х годов. В качестве якоря был запланирован музей современного искусства, вокруг которого вырастет новый квартал, но грандиозные планы разрушил глобальный финансовый кризис. За покупку земли у государства и самоуправлений семья Шкеле вместе с рядом менее известных предпринимателей заплатила минимум 25 миллионов евро. Сейчас семья предлагает государству подарить этот участок земли для строительства концертного зала, если за это государство и самоуправление перестроят окружающую территорию, что обойдется вплоть до 23 миллионов евро (больше об этом в статье: Семейный бизнес).

Порт = деньги

«Я латвийским СМИ интервью не даю, но можем встретиться на 20 минут на кофе», — в середине сентября после нескольких обменов смсками написал Re:Baltica бывший министр сообщения, партнер Шкеле по бизнесу Шлесерс. Разговор со Шлесерсом растянулся на два часа, во время которых он гордо откинулся в кресле, рассказывая о планах в транзитном бизнесе, но скрестил руки на груди, как только прозвучал вопрос, ему ли принадлежит Dienas Bizness и как в его собственность попали земли порта. «Вы можете думать, что хотите, я это комментировать не буду», — ответил Шлесерс.

До этого бизнес недвижимости требовал у семьи Шкеле основательных трат, однако деньги приносят транзитный бизнес и бизнес перевалки грузов в Рижском порту, где контрольный пакет принадлежит Шлесерсам и Шкеле.

Крыша этого бизнеса — компания Multi Capital Holdings, консолидированный оборот которой в прошлом году составил 200 миллионов евро, а прибыль — 28,6 миллионов.

В основном, портовый бизнес находится в ведении Шлесерса, он председатель совета холдинга. Шкеле — член совета. В августе этого года заместителем председателя совета холдинга стал бывший посол США в Латвии Чарльз Ларсон. На вопрос, с какой целью, Шлесерс двусмысленно улыбнулся: у него большие бизнес-планы по отношению к Америке и Китаю. В последнем в этом году он бывал многократно.

Самое прибыльное на данный момент предприятие холдинга — Rīgas tirdzniecība osta (RTO) (60% принадлежат семьям Шкеле и Шлесерса, оставшиеся 40% — трем менее известным предпринимателям). У него 17 дочерних предприятий. Эти предприятия семьи Шкеле и Шлесерса в свое время заполучили, используя политическое влияние. Без конкурса арендовали землю Рижского порта и начали скупать предприятия, которые там работали. Позднее землю выкупили или частично приватизировали (читайте статью Семейный бизнес).

Для портового бизнеса в 2016 году MCH Investīcijas взяло кредит в ABLV банке в размере 35 миллионов евро. Сейчас оставшаяся сумма кредита составляет 21,4 миллиона, свидетельствуют годовые отчеты предприятия. MCH Investīcijas — дочернее предприятие Multic Capital Holdings, которому принадлежат 60% RTO. Хранило ли предприятие в банке ABLV и свои деньги и поэтому Dienas Bizness столь активно выступал против ликвидации банка, Шлесерс конкретно не ответил. Указал, что в в бизнесе использует несколько банков (это подтверждают годовые отчета, убедилась Re:Baltica) и произошедшее с ABLV на бизнес не повлияет. Фото: У.Штейнбергс

Куда предпочтительнее Шлесерс говорит о планах на будущее. Таковых два — самим создать всю транзитную цепочку логистики (свои вагоны, лицензия железнодорожных перевозок, команда) — и везти транзитные грузы из Латвии через Литву в Калининград, а, когда построят Rail Baltica — и в Центральную Европу.

Пока что это не удалось, так как Литва не позволяет везти грузы через свою территорию, указывая на риски государственной безопасности. Литовцы тревожатся, что за Шлесерсом, возможно, скрывается бывший шеф Российских железных дорог Владимир Якунин, включенный в 2014 году в санкционный список США за связь с российской агрессией в Украине.

У Якунина были дружественные отношения с бывшим руководителем Latvijas Dzelzceļš Угисом Магонисом, которого сейчас судят за взяточничество. Жена Магониса Анастасия косвенно является совладелицей литовско-латвийского предприятия LGC Cargo, которое старается заполучить необходимые разрешения, чтобы частично принадлежащее семьям Шлесерса и Шкеле предприятие могло везти грузы через Литву.

У Шлесерса сейчас работает и сам Магонис. Он наемный работник в компании Euro Rail Trans, частично принадлежащей Российской железной дорогой. Сестринская компания — Euro Rail Cargo — недавно получила лицензию для грузовых перевозок в Латвии, узнала Re:Baltica в Министерстве сообщения.

Шлесерс рассказал, что нанял Магониса, так как мало таких специалистов с бизнес-связями, как у бывшего шефа железной дороги. Свою связь с Якуниным он отрицает, так как у последнего после увольнения больше нет политического влияния в России. Однако Шлесерс считает, что общие предприятия с Российской железной дорогой помогут бизнесу в будущем.

Планы у Шлесерса большие.

«Мы [с Андрисом Шкеле] работаем над многими, большими проектами, которые экономически значительно повлияют на будущее этого государства», — закончил разговор Шлесерс.


НЕЗАВИСИМОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ ТРЕБУЕТСЯ НЕЗАВИСИМОЕ ФИНАНСИРОВАНИЕ
Если вам нравится наша работа, поддержать нас!
LV38RIKO0001060112712

Автор: Инга Сприньге
Исследование фактов: Сабине Берзиня, Айя Крутайне
Редактор: Санита Йемберга
Иллюстрации: Райвис Вилунс
Техническая поддержка: Мадара Эйхе
Перевод на русский язык: Александр Овсянников (TVNET)

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.