Фото: Рейнис Хофманис
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Директор Ринужской средней школы Денис Клюкин — школьный директор в третьем поколении. Своим ученикам он показывает фильм Freakonomics, объясняющий значение обычных вещей через призму экономики, а сам учиться тому, как работать с детьми из менее привилегированных семей, ездит в Великобританию. Для Клюкина это актуально, ведь он руководит «русской школой» в Вецмилгрависе – депрессивном и бедном районе столицы. Это интервью в общем мы вели в течение нескольких месяцев, встречаясь с ним снова и снова, переходя нередко в беседах на повышенные тона, особенно, когда Полиция безопасности задержала прокремлевского активиста Александра Гапоненко. Мы решили интервью опубликовать, так как оно показывает «две мира», где протекает разговор о латышских и русских школах, являющийся на самом деле разговором об отношениях между латышами и русскими.

Сприньге: Мы регулярно писали, что Гапоненко получает кремлевское финансирование.

Клюкин: Но у него нет никакой власти! У него даже людей нет. Он – такая говорящая голова.

Он снимает фильмы, которые показывают в домах культуры в Латгалии.

Он гражданин Латвии?

Нет, он негражданин. И гордится этим.

ОК, ладно.

Гапоненко писал на Facebook, что правительство Латвии готовит майдан. Армия якобы выйдет на улицы и будет стрелять в женщин и детей.

Половина Национального объединения (НО), могу найти некоторые статьи, призывали физически уничтожить русских в Латвии. Половина Национального объединения!!

Ну, это не так!

Такого вот Иесалниекса (Янис Иесалниекс, на тот момент парламентский секретарь Министерства юстиции – прим. авт.) я вам десять раз найду.

Иесалниекс и Домбрава вполне могли бы.

И что? Министр юстиции говорит, что у Иесалниекса есть право на свободу слова, а у остальных нет?

Иесалниекс наверное не рассказывает, что на стадионе Сконто сейчас создадут концлагерь для русских. Вы читали его посты на Facebook?

Этого я не читал.

Вы, правда, думаете, что правительство Латвии свезет русских в концлагерь на стадионе Сконто?

Нет. Сейчас я в это не верю, но это… в последнее время – «реалполитик» НО… Они имеют реальное влияние на процессы. Они не только кричат, но и реально чего-то достигают. Может быть, это только начало? Страх есть! Страх есть.

Чего русские в Латвии боятся?

Это история, но для меня пример – 4 июля 1941-го года. Немцы еще полностью не заняли Ригу, но сразу же сожгли Рижскую хоральную синагогу ( в сожжении участвовала «Команда Арайса», которая позднее также участвовала в убийствах евреев – прим.авт.).

Вам страшно, что латыши могут физически восстать против русских?

Лично мне – нет. При существующей географической ситуации в Риге есть равномерное разделение между латышами и русскими. Чисто физически это невозможно. Не верю, что латвийская армия поддержала бы такие грубые шаги. Но все равно – была команда Арайса. Страх есть.

А может быть в этом-то и проблема, что мы живем в разных мирах. В русском информационном пространстве нет информации о Гапоненко. Поэтому не знаете, что он делает, и у вас создается впечатление, что арестован невинный человек?

А почему латышские и русские Delfi разные?

Русские Delfi говорят, что местные русские не хотят читать то же, что и латыши. Например, про Гапоненко.

Оба портала Delfi одну и ту же новость пишут с другим нарративом…

Именно так, потому что русская аудитория не хочет читать про Гапоненко. Русские хотят читать про Ушакова, или про то, что Жданок – плохая.

Такими приемами [арестом] он и вправду — жертва.

А сколько лет он уже рассказывает свои бредни?

ОК, а что случилось с этим «DDD» Гардой (газетой националистов, которую издает Айварс Гарда – прим. ред.)? Ничего! Уже сколько лет! Расхаживает в своем пальтишке по улице Маскавас.

Я лично могу сказать, что я русский. Я на 100% считаю себя этническим русским. Во мне всякие крови – польская, украинская, – но я считаю себя русским, а не русскоязычным. Я родился в Риге, всю жизнь здесь прожил. Я гражданин Латвии, но натурализовавшийся. В жизни не был за пределами Латвии дольше одного месяца. Часть профессиональной жизни проработал в частных учреждениях – школах и частных университетах. Платил налоги, а не жил за счет налогоплательщиков. Моя семья для Латвии сделала больше, чем большая часть жителей Латвии. Этому есть признание от Латвийского государства. У моей матери – Орден Трех звезд, у отца – Крест Признания.

Почему у представителей правящей коалиции Латвии есть право говорить мне «чемодан, вокзал, Москва»? Почему?

Почему человек, депутат правящей коалиции, может себе позволить такое поведение? Гапоненко, шмаконенко – это никакие не мои представители, у них нет никакой власти!

Как Вы себя чувствуете, когда слышите высказывания НО?

Ненадежно. У меня здесь родился ребенок. Если честно, у меня было много возможностей уехать из Латвии. Я хочу жить в Латвии. Я считаю, что Латвия должна быть независимой. Считаю, что Латвия даже должна быть более независимой, чем она есть сейчас. Считаю, что латышский язык логично должен быть единственным государственным языком.

Вам кто-нибудь когда-нибудь говорил, что вы оккупант, уезжайте отсюда?

Нет. Наверное, это связано с тем, что большинство русскоязычных боятся громко заявить, что они русские. Я вижу параллели между гомофобией и русофобией. Когда ты сказал, что ты гомосексуалист, всё, вокруг тишина. Никто больше не говорит – эти там. То же самое с русскими. Если ты в латышской среде скажешь, что ты русский, всё. Все боятся что-либо сказать.

Стыдно в глаза сказать?

Не знаю. Но люди в основном – нормальные люди. В тот момент, когда они видят реального человека, может быть и стыдно. Не какого-то абстрактного русского. Абстрактный русский для латышей – это urlas.lv. Но я могу таких найти и среди латышей. Я живу на улице Валдемара, рядом с престижной рижской школой, ученики которой маркерами расписывают мой дом. Я знаю, так как гуляю со своим ребенком и вижу. Идут со школы и что-нибудь напишут на моем доме. Мне воспринимать латышей через этих школьников, или через музыку, культуру?

Стоп, не понимаю, у Вас претензии к тому, что они пишут вообще или о чем именно пишут?

Что пишут вообще.

А откуда Вы знаете, что это именно латыши? Там непременно учатся и русские тоже.

Ну, ну… ОК, они говорят по-латышски и идут из школы с латышским языком.

Почему такие люди как Вы публично не рассказывают о том, как себя чувствуют? Страшно, что уволят с работы?

Нет. Русские старшего поколения не будут говорить, так как им, не скажу, что все равно, но латвийские СМИ не попадают в их поле зрения. Активные, молодые русские – политически ангажированы, то есть вступили в разные партии. Остальные в основном в частном бизнесе, и они считают, что деятельность в публичной сфере не нужна.

Хотела спросить о Вашей семье. Насколько я понимаю, Вы директора школ в третьем поколении?

Почему этого хотите? Скажу честно, мне очень не понравился ваш последний материал о русских шпионах. (Позднее выяснилось, что Клюкин статью не читал, а лишь видел видео саморекламы на Facebook).

Потому что?

У вас всё Ушаков, Ушаков, Ушаков, русские шпионы. Такие тенденции мне не нравятся.

Так сейчас получается, так как в начале года мы начали расследовать деятельность [мэра Риги Нила] Ушакова. Он восемь лет был у власти, о нем много материалов. Это логично, что сейчас они один за другим публикуются.

Но эта серия такая антирусская…

У нас был фильм о российской пропаганде в Латвии. Были исследования о Жданок, Гапоненко. И параллельно у нас есть серия статей про образование.

На русских ваши исследования не повлияют.

Эта статья [про шпионов] была больше направлена на политиков. Мы хотели показать, какая практика есть в Литве и Эстонии.

Может быть, я уже рассказывал, но повторю. У нас было собрание администраций школ Риги об информационных технологиях. Организаторы пригласили руководителя STRATCOM. Он рассказывает, что они делают, о fake news и как пример показывает на Facebook русскую девочку. В зале — половина русскоязычные. Это не корректно. Лично мне очень нравилось движение за права человека под руководством Мартина Лютера Кинга, и я всегда стараюсь думать через его призму. Если бы афроамериканца показывали как плохой пример, как бы он это воспринял?

STRATCOM исследует именно русский нарратив, который сейчас так актуален в Америке. Они также показали, что 70% русского содержания о Латвии в твиттере публикуют боты.

Да, но… Мне нравится, как один из крупных латвийских предпринимателей писал – если бы русским надо было контролировать Латвию, купить 51 депутата было бы не так уж сложно.

Не надо упрощать. В Латвии ничего не надо покупать, так как можно манипулировать через Кремлевские телеканалы.

Как Россия может манипулировать?

Это информационное пространство. За кого большинство русских проголосовало на выборах президента России? За Путина.

Так же как и в Лондоне. Там реальная русская ссылка.

Какую информацию они потребляют — BBC или RT?

Какое это имеет значение? Если здесь на месте [министр образования Карлис] Шадурскис говорит: те, кто против реформы русских школ, поддерживают Кремль.

В этом вопросе я с Вами согласна.

Пособник Кремля? Каким образом? Мне не нравится словосочетание «патриотическое воспитание». Надо – гражданское воспитание. Все равно – гражданское или патриотическое, я в школе главный, кто за это отвечает. Как я могу рассказывать детям, что надо любить Латвию и остаться здесь, когда министр, главный ответственный за образование, людей, у которых другое мнение, которые хотят – и это объективно правильно — получать образование на родном языке, называет пособниками Кремля. Среднее образование – ОК, но основное образование?

В чем проблема для людей, которые здесь родились и выросли? Почему они не могут и основное образование освоить на латышском?

Не знаю, как в первом классе можете освоить математику на латышском языке.

Нельзя в детском саду выучить латышский язык?

ОК, но как это обеспечить? Через 20 – 30 лет может быть, но почему сейчас?

Мы независимое государство уже более 25 лет, почему надо еще 20?

Потому что результата не будет. Тогда, почему не начинают [реформу] с детского сада? Для тех, кто пойдет в полтора года, детский садик будет только на латышском. Почему не начинают с этого? Почему для детей, которые сейчас в пятом классе, через год все будет на латышском?

Слышу от русских родителей, что, по их мнению, латыши утвердили эту реформу, чтобы понизить конкурентоспособность русских детей. В свою очередь, позиция латышей – они здесь живут уже 25 лет и все еще не выучили язык.

Но государство вообще не поддерживает освоение латышского языка. НО, которое входит в правящую коалицию с первого Сейма и было также в Верховном Совете, что они сделали для того, чтобы у русских детей была возможность освоить латышский язык, кроме как некорректного давления?

Где мероприятия для поддержки освоения латышского языка? За 25 лет ничего не сделано, чтобы в школах не было нехватки учителей латышского языка. Самая простая вещь. И за это никакой Ушаков не будет отвечать.

Согласна.

Невозможно пытаться через предмет просто в начальной школе освоить язык. Про среднюю школу я уж и не говорю. Если первый этап будет адекватным, то с 7-го класса можно все и на латышском языке. Но не может ребенок, который с рождения говорит на русском, внезапно в первом классе в рамках нескольких уроков без дополнительной мотивации освоить латышский язык. Мне нужны учителя латышского языка. С нормальной зарплатой и квалификацией.

Мне в Министерстве образования сказали, что сейчас в Риге на все школы – 50 вакансий учителей латышского языка.

Надо брать во внимание то, что учителя латышского языка очень перегружены. Нагрузка – по меньшей мере, 28 контактных часов, и это очень много.

Каково среднее количество контактных часов, чтобы было, с чем сравнить?

Министерство рекомендует в среднем 21 контактный час на ставку. Учителя работают больше. Они хотят заработать. Если ты будешь работать, как советует министерство — 30 часов, то заработаешь 680 евро брутто, что составляет 450 евро нетто. Хочу посмотреть, как бы вы жили, если бы у вас была зарплата в 450 евро! И что вы будете рассказывать детям, ведь детям тоже нужен пример. Учитель должен быть человеком, который лучше других. Однозначно.

Сколько у вас в среднем зарабатывает учитель латышского языка?

Думаю, что брутто около 900 евро, 700 на руки. Учитель латышского языка здесь находится чуть ли не днем и ночью

Из политических событий в Латвии за последнее время есть ли что-то такое, что русскоязычных отталкивает от государства?

Против государства нельзя высказываться, так как не хочу сидеть рядом с Гапоненко (улыбается). Против правительства – могу. Все высказывания Шадурскиса за последнее время. Я не говорю о формальных вещах, а о том, что он говорит в публичном пространстве.

Премьер Марис Кучинскис – последнее высказывание, что все, что происходит с Гапоненко, Линдерманом, Жданок – надо еще строже. Почему? Потому что они пытались защищать русские школы. Да, конечно, у них есть своя предыдущая политическая история, но сейчас они пытались защищать русские школы! И получили по морде.

Они попадут в Сейм как русские национальные герои.

Мы находимся здесь. Легко говорить о каких-то там высоких достижениях, но здесь, на месте есть дети, и никто «с той стороны» не заботится о благосостоянии нынешних детей! Они говорят о том, что через 20 лет что-то там произойдет. Через 20 лет, sorry, надеюсь, что половина моих учителей будет на пенсии, а не на том свете.

И половина Ваших учеников уедет за границу, так как не будет чувствовать принадлежность к этой стране?

Мои ученики 5-го класса поехали на одну выставку в День Лачплесиса. Охранник у дверей говорит – ваш праздник 9-е мая, можете ехать в свою Россию и стоять на Красной площади. Это было два года назад. Не хочу упоминать название учреждения. Я позвонил руководительнице учреждения, она извинилась. На высшем уровне всегда нормальные люди, со всеми можно договориться. Думаю, что и с правлением НО можно было бы, но «на земле» происходит такая ситуация. Дети в основном вообще себя не идентифицируют с Россией. У нас есть ситуации, когда русский ребенок в разговоре говорит – я латыш. Они идентифицируют себя с Латвией. Про политику узнают только в 12-м классе, когда им 18 лет.

Как Вы расцениваете «поправки о лояльности», которые позволяют сообщать и о непатриотичных учителях?

Странная ситуация. Не думаю, что это было направлено специально против образовательных учреждений. Это было скорее предусмотрено для публичного пространства – вот, мы боремся против внутренних врагов. Сделали поправки, и тогда был вопрос – кто является лояльным. Потом Государственная служба качества образования (ГСКО) разослала всем письмо, в котором было объяснение, что является лояльным поведением. Там не было написано ничего особенного.

На Вашу школу никто жалобу не написал?

А почему? Мы лояльны. Мне вообще не нравится говорить о лояльности – нелояльности. Если ты гражданин этой страны и хочешь здесь жить, то будешь делать все, чтобы улучшить эту страну. А не так, что – я гражданин Латвии и сделаю что-нибудь плохое. Мы лояльны! В русских школах этот вопрос уже до поправок был очень острым. По патриотическому и гражданскому воспитанию проделывается больше работы, чем в латышских школах. Даже слишком много. Так как мы являемся школами нацменьшинств, у нас в программе слишком мало культуры нацменьшинств. Это натуральный страх. Везде, где есть выбор между патриотическим воспитанием и национальной культурой, мы выбираем патриотическое.

Какая разница между патриотическим воспитанием и национальной культурой?

Например, на публичном мероприятии стихотворение – на латышском языке или на русском? На латышском языке. Песня – латышская или русская? Лучше латышская.

Почему?

Сейчас это уже органично. А появилось оттого, что всегда были большие или меньшие провокации. Уже рассказывал, что в этом учебном году за мероприятием 1-го сентября следили представители партии [Яниса] Борданса.

Может быть, Вам просто показалось, что они наблюдали?

Нет, я это на Facebook прочитал. Там была дискуссия, и люди из партии Борданса писали: видели, что в Ринужи все проходит на латышском языке.

Это не совсем правильно.

Я могу ответить за детей в школе. До выпускного врагов Латвии здесь нет.

Гарантировано! Здесь есть супер лояльные дети, которые хотят освоить латышский язык. Конечно, им нужна дополнительная мотивация, но они сами при поддержке учителей делают все, чтобы интегрироваться в латышское общество. Что происходит после выпускного – вопрос к политикам.

Вы думаете, что до того они не слышат про политику в семьях?

Конечно, в семьях идут обсуждения. Есть дедушки и бабушки, которые могут высказываться о Путине или России, но в основном на детей это не влияет. Они этого не слышат, так как им это не интересно.

У меня был интересный опыт, когда мы показывали свой фильм о методах влияния России в странах Балтии учителям истории. Говорящие по-латышски учителя после фильма спрашивали, где можно достать копию, чтобы показать ученикам. Русские учителя сказали – мы никогда этот фильм не будем показывать, так как это подстрекание вражды и 9-е мая для нас святое мероприятие.

Это логично. 9-е мая – это этнический, а не политический праздник. Правительству надо попробовать понять вторую сторону, а не только высказывать свои пожелания. Например, 16-е марта сделали праздником – провокация для остальных.

Для каких остальных? Это создало российское телевидение со Жданок в авангарде!

Но, когда [депутат Сейма Артусс] Кайминьш сделал Рождественское поздравление для латышей? Он представлял новое поколение!

Какое поздравление? Ничего о нем не знаю.

Есть Рождественское поздравление Кайминьша. Похожее на президентскую речь, только от Кайминьша. Одно из высказываний – «что сделает нашу страну достойной Лестенского кладбища». Это значит, что бойцы легиона являются одной из ценностей Латвии. Это один из голосов латышского нового поколения. Все считают, что здесь живут зеленые человечки, и вдруг, гоп, все русские с автоматами выбегут и начнут что-то делать. Русские со своей стороны тоже чего-то ждут – команду Арайса или нечто похожее.

Да, но нам тоже страшно. После оккупации Крыма мне было реально страшно.

Чем отличается Крым от Донбасса? В Крыму были этнические русские, а на Донбассе этнических русских по официальным данным нет ( по данным последнего подсчета населения, которое в Украине проходило в 2001-м году, в Донецком регионе 38% жителей – русские, а в Луганске — 39% — прим. авт.). И здесь – процент этнических русских очень маленький (в Латвии в 2018-м году 25,2% жителей – русские. – прим. авт.).

Русские все время это говорят – не надо бояться, а потом в один прекрасный день входит армия в другую страну.

Есть такой Игорь Ватолин (пишущий на русском журналист – прим.авт.). Согласен с ним, что за 20 лет Латвийское государство не интегрировало русских и не сделало их Латвийскими русскими.

Легко упрекать государство. Скажите, конкретно – как мы заставим русских любить страну?

Это очень долгий путь. Если бы это сделали систематически – в аспекте языка и культуры, а не в первом классе заставят учить математику на латышском. Пока не придут в школу учителя латышского языка, и не будет дополнительного финансирования, чтобы у них была мотивация…

Как я понимаю, в одно время было дополнительное финансирование для учителей латышского языка в русских школах?

Был какой-то проект давно. Это не была большая доплата и не решила вопрос нехватки учителей. Все уважение моим учителям латышского языка и остальным латышским учителям, которые идут работать к нам. Они находятся под таким давлением, потому что они «кангарсы» (предатели своего народа – прим. перевод.).

Серьезно?

Серьезно! Знаю ситуацию, когда половина семьи не разговаривала с учительницей, когда она сказала, что будет работать в русской школе. Ты пришел помочь русским? Всё, «кангарс». Одна из этих учительниц работает у нас.

У меня сейчас внутренняя дилемма – опубликовать это интервью анонимным с надеждой, что тогда люди заговорят откровеннее, но тогда это уменьшит достоверность.

Я думаю, что надо анонимно. Сейчас, судя по разговорам с людьми в школе, особенно в Риге, у нас сложная ситуация. В самой Риге есть две руководящие партии, чьи взгляды различаются по национальному вопросу, и еще государственные учреждения. Они очень специфические. Руководство ГСКО – очень хорошие люди, но инспекторы на местах… Они не ведут себя по-националистически, но, зная, что язык в русских школах является проблемой, они ищут слабое место. И это – язык.

Я была в Центре государственного языка (ЦГЯ), и они говорят, что понимают, что это вызывает стресс, и стараются относиться по-человечески к учителям.

У мена после проверок ЦГЯ два человека несколько недель были на больничном с высоким давлением.

Проверки всегда вызывают стресс, этого невозможно избежать.

Это неправильно. Система – неправильная. Юридически учитель может и отказаться от проверки языка.

Я спрашивала об этом в ЦГЯ. Они говорят, что это не совсем так.

Они не говорят, что учитель может отказаться от проверки. Я обязан показать документы. Я покажу.

И чего вы этим добьетесь – если откажитесь?

Нет, я всегда считаю, что надо пройти эту проверку и обойтись без конфликтов. Проверка – это часть системы качества.

Вы сказали, что отвели для ЦГЯ вторники?

Да, у меня есть день Центра государственного языка – вторники. Так совпало. Есть хорошие проверки, и есть плохие проверки. Самая плохая была, когда два инспектора в течение пяти часов допрашивали одну учительницу. Это было неожиданно, поэтому я своевременно не отреагировал. Конечно, были перерывы, но процесс в общем занял 5 часов. После такого опыта я создал вторники ЦГЯ – у вас есть один учебный час, чтобы поговорить с учителем и всё. (В 2017-м учебном году ЦГЯ получил четыре заявления о 10 работниках Ринужской средней школы – 8 учителях и 2 из персонала. Трое учителей соответствовали требованиям, трое оштрафованы на 85 евро, а двое – на 35 евро за незнание государственного языка – прим.авт.)

Что делают учителя, у которых были штрафы?

Учителя, у которых были сложности, посещают частных преподавателей или курсы. Об учительнице, которую проверяли пять часов, была еще одна жалоба. Пришли еще раз из ЦГЯ. Один человек, проводил интервью 40 минут и написал, что нет оснований для штрафа, так как знания соответствуют уровню C1, но они придут еще. Пришел через четыре месяца, написал, что соответствует C1. Она брала частного преподавателя.

Были ли ситуации, когда Вы сами видите – нужны курсы?

Конечно. Сейчас, кода Рижская дума объявила о наборе на курсы, сказал, что всем надо посетить их. Кто не будет посещать – и потом возникнут вопросы, кто из учителей останется в школе – они будут в худшей ситуации. Я не хочу говорить об освоении латышского языка, я считаю это больше повышением профессиональной квалификации.

Я не считаю, что деятельность ЦГЯ улучшит уровень знания государственного языка. Никоим образом. Они лишь наказывают. ГСКО мне посоветовала уволить этих учителей. Когда я спросил, где я найду других, пришлите мне учителей латышского языка, организуйте курсы, то ответ был: это не является нашей обязанностью, это ваша проблема.

Что будете делать?

Ничего. Они будут работать, но не там, где надо использовать латышский язык в полном объеме. Будут преподавать уроки там, где можно работать билингвально. Оштрафованные учителя уже пенсионного или предпенсионного возраста. Ни один из них не моложе 60 лет. Но они безупречные, выдающиеся учителя своих предметов. Учителя, которые моложе 55 лет, хорошо владеют языком. Моложе 45 лет – могут работать даже в латышских школах. Они в основном образование получили на латышском языке.


Беря во внимание чувствительность разговора, мы позволили Денису Клюкину вычитать интервью. Он не поменял ничего, лишь в конце телефонного разговора сказал: «Только не пишите, что я кремлевский агент». Интервью проходило на латышском и затем было переведено на русский. Денис Клюкин вычитывал оригинальный материал на латышском.

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.