В Вецмилгрависе есть три школы, две школы нацменьшинств и одна латышская. Во всех трех в основном учатся дети из микрорайона. Оценка на централизованных экзаменах – ниже средней по Риге, так как более способные и дети из более привилегированных семей уезжают в школы в центре Риги. Фото: Рейнис Хофманис
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Ринужская средняя школа находится на расстоянии километра от 46-й средней школы. Она больше – в среднем 750 учеников, построена уже после восстановления независимости Латвии. Ринужи гордятся, что школьный хор был победителем конкурса Язепа Витолса, а в прошлом году в категории «маленьких школ» рейтинга школа заняла 26-е место в Латвии по работе с самыми талантливыми школьниками.

Но эти достижения не компенсируют то, что среди рижских школ оценки Ринужи на экзаменах – ниже средних. По мнению директора, причина в социальном статусе семей.

Менее привилегированные дети не значит менее способные. Определяющим фактором является семья – ее доходы и образование. Данные международного исследования показывают, что в семьях, где меньше книг, компьютеров и более низкое образование, обычно также и более низкие доходы, и это проявляется в более низких оценках. У родителей этих детей нет времени и возможности нанимать частных преподавателей или водить детей в кружки.

«У нас замечательные дети, но проблема в родителях», — рассказывает директор Ринужской средней школы Денис Клюкин. «У многих в семьях нет вещей, которые были бы унаследованы, например, от бабушек и дедушек. Поэтому они не способны оценить то, что ценно. Я своим учителям сказал – не ждите, что вам скажут спасибо, так как они просто этого не умеют, и это не их вина».

Клюкин — молодой, энергичный мужчина, который стал директором три года назад, когда скончалась предыдущая директор школы, его мама. До того он работал в частных учебных заведениях. «Родство тут не имеет никакого значения. Подал заявку, выдержал серьезный конкурс в несколько туров», — указывает Клюкин.

Денис Клюкин – прогрессивный директор Ринужской средней школы, который желает детям своего микрорайона Вецмилгрависа дать самое лучшее. Даже, если они не в состоянии это оценить. Фото: Рейнис Хофманис

Вопросы о плохих результатах экзаменов его раздражают. «Когда мне школы из центра указывают на оценки, спрашиваю – сколько учеников у вас в первом классе приходят в школу в памперсах?» У него один такой случай был. В другой раз темным осенним вечером завуч в его кабинет привела первоклассницу, за которой никто не пришел. Родители, до которых удалось дозвониться, оказалось, уехали за границу на десять дней.

Директор 15-ой средней школы Наталья Кубасова, чья школа стоит неподалеку от Центрального вокзала и также находится в конце списка рижских школ, во время интервью часто ссылается на ученика, который там же неподалеку жил в квартире с нагуменными полами. «Когда учительница пошла к нему домой, мальчик залез в квартиру через окно, так как у него не было ключей. Открыл двери. Посреди комнаты стоял сундук, в котором был хлеб, овсяные хлопья и маргарин Rama. Он все это гордо демонстрировал с мыслью — у нас все есть», – вспоминает Кубасова. Ученик был вовсе не из неблагополучной семьи. Оценки – удовлетворительные, жил один с мамой, которая работала в госучреждении.

Беря во внимание такой опыт, приоритет директоров обеих школ – показать детям, что можно жить и по-другому. В Ринужской средней школе теперь в каждом классе есть дигитальная доска, в школе регулярно проводят ремонты, организуют экскурсии. «Если ты живешь на улице Тербатас, где находится 40-я школа, то время от времени видишь оперу и старый город. Наши дети в основном первый раз это видят с помощью нашей школы», – рассказывает Клюкин.

«В первую очередь вокруг школы должен быть забор. У нас тут продавали наркотики. Теперь ничего такого нет. Могу выйти и сказать – уходите отсюда», — рассказывает Кубасова. Забор, новый спортзал, в котором можно проводить время после уроков, и картины на стенах школы – это альтернатива, которую она предлагает своим школьникам.

Если необходимо, школа сообщает в социальные службы, но это случается редко. Рижский сиротский суд, по их мнению, беззубый, поэтому его привлекают только в крайних случаях. Это противоположность тому, что Клюкин видел во время организованной Британским советом поездки в одну из школ Великобритании, которая находилась «в супердепрессивном районе. Там родители школу считают возможностью. И они знают – школа работает правильно. Если вам что-то не нравиться и не хотите исполнять родительские обязанности, школа будет вас контролировать и осуждать».

Сегрегация школьников по оценкам – одно из побочных явлений, когда рядом находятся две полупустые школы. Существует большая вероятность того, что более мотивированные родители будут посылать своих детей в лучшие школы — в районе или за его пределами, а в самых плохих останутся лишь те, для которых школа ближе к дому. Мы уже раннее писали, что в 2012-м году сегрегация школ в Латвии была самой высокой в странах региона Балтийского моря.

Вецмилгравис не исключение. Полупустые школы есть и в центре Риги. В Агенскалнсе на расстоянии километра друг от друга находятся рижская 53-я и 61-я средняя школа. В одной 438, во второй – 301 школьник. В обеих по одному маленькому классу средней школы и оценки ниже средних.

Автор иллюстрации: Лоте Лармане, Re:Baltica

B Риге это расслоение еще более усилило введение для школьников бесплатного проезда на общественном транспорте. Бесплатный билет на автобус дал возможность детям уехать в школы в центре, которые считаются лучшими. В то же время это увеличило пропасть между детьми, чьи родители не умеют и не могут поддержать своих отпрысков.

«Мы это очень сильно почувствовали, сразу уменьшилось количество учеников», – рассказывает директор Вецмилгравской 46-й средней школы Антонов. В общем, он позитивно оценивает поддержку школьников Рижской думой. Особенно бесплатные обеды, которые с этого учебного года получают и ученики старших классов средней школы. Его заместитель Валия Ясуланеца вспоминает случай, когда один школьник упал в обморок, потому что был голоден, а во время обеденной перемены старшеклассники регулярно находились в столовой, ожидая, не останется ли порций, которые не съели ученики основной школы.

Муниципальные бесплатные обеды и государственные бесплатные учебные материалы существенны, но автоматически не гарантируют хорошее образование.

«Если все в школе братья по несчастью, то в своем соку и варятся. В больших школах больше выбор», – объясняет эксперт Минобразования Каспарс Шпуле. С другой стороны, есть риск, что при нынешней латвийской системе образования в больших школах менее привилегированные дети будут потеряны. «В маленьких школах их встряхиваем, приводим на экзамен. Если он попадет в школу, где все мотивированы, то будет ли вообще ходить в школу»?

Денис Клюкин согласен, что было бы логичным объединить две маленькие школы в микрорайоне, но он категорически против того, чтобы посылать своих школьников из Вецмилгрависа в центр Риги: «Мы понимаем, в каком микрорайоне живем. У нас обеспечение на весь день – кружки до вечера, музеи. Если дети из одной социальной среды с помощью родителей могут попасть в другую, это для них травматично и вообще неправильно».

Директор 15-й Рижской средней школы Наталья Кубасова, чья школа находится неподалеку от Центрального вокзала и тоже попала в конец списка школ Риги, свою работу считает миссией. Надо дать возможность развиваться каждому, даже если его оценки низкие. Фото: Рейнис Хофманис

Наталья Кубасова идет еще дальше: «Школа должна заниматься миссионерством. Нельзя позволить погрязнуть в болоте». Она в свое время приняла в школу и беженцев из Афганистана, и отпрысков оппозиционеров руководящей власти в Турции. Сейчас в школе учатся двое детей с аутизмом. Об особенных учениках ее школы свидетельствует факт, что в прошлом году от сдачи централизованных экзаменов были освобождены почти 40%.

Иного мнения еще в сентябре придерживался министр образования Карлис Шадурскис. На его взгляд, средняя школа предназначена для детей, которые в состоянии успешно сдать экзамены. Если не могут, то надо идти в профессиональные школы. Публично прозвучавшую критику о том, что это приведет только к еще большей сегрегации школ, министр отрицал: «Одним из приоритетов этого правительства является увеличение числа учащихся в профессиональных школах, и мы к этому идем». Цель Минобразования – достичь того, чтобы в профессиональных школах училась половина всех закончивших 9-й класс школьников. Сейчас там учатся почти 39%.

Социальная среда, в которой растут дети, влияет на результаты экзаменов. Школы с такой сегрегацией есть почти во всех микрорайонах Риги, в том числе, и в центре. Но перечисленные факты опять же не объясняют, почему в хвосте списка в Риге больше русских школ. Ведь и среди латышей есть малоимущие семьи. Последний тест PISA — единственный измеряющий достижения детей в зависимости от материального положения родителей — в Латвии проводился в 2015-м году, и он не показал существенной разницы материального состояния между семьями рижских школьников из латышских и русских семей.


Читайте дальше: Четвертая версия. Не понимают по-латышски

Начало | Первая версия | Вторая версия | ГлавноеПроект

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.