Иллюстрация: Артур Куус
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Осужденному за шпионаж в пользу России Юрию Стилве надо было фотографировать склады нефтепродуктов, связную башню в приграничной зоне и выяснить, какое нижнее бельё носят латвийские солдаты.

Темным декабрьским вечером, в канун Рождества, Юрий Стилве (30) завернул свою машину во двор тещи в тихой Педедзской волости прямо у границы Латвии и России. Авто Стилве еще не доехало до большого дуба посреди двора, как его окружили люди в масках. Они резко распахнули дверцы и потребовали выйти из машины. Первой мыслью Стилве было – недавно купленный BMW оказался краденым.

Он еще не знал, что несколько часов назад в Риге у торгового центра Альфа задержана мать его обоих несовершеннолетних детей. Параллельно обыск прошел и неподалеку, на хуторе его отца, там же в Педедзской волости.

Стилве задержали не бандиты, а Полиция безопасности (ПБ), которая в Латвии отвечает за поимку шпионов.

Люди в масках обыскали дом. Собака бесилась, поэтому теща ее заперла в туалете. Пришедшие забрали компьютеры Стилве и тещи, флешки, телефоны и блокнот в синем переплете с надписью Informat. Позже он сыграет в деле существенную роль. Полицию безопасности заинтересовали найденные в компьютере фотографии из семейной поездки в Санкт-Петербург, где семья Стилве с детьми гостила летом. «Они спрашивали, зачем мы ездили. Сказала, что там красиво. Посоветовала им тоже съездить», — рассказывает Re:Baltica теща, которая второй крупнейший город России до сих пор называет советским именем – Ленинград.

После нескольких часов обыска люди в масках отправились восвояси, забрав с собой Стилве. Длившийся три часа и заснятый на видео допрос затянулась до ночи. Понемногу Стилве признался, что уже несколько лет собирает информацию в пользу российских спецслужб. Он сожалел о содеянном.

Юрий Стилве сотрудничество с российской военной службой подтвердило в первом допросе. Иллюстрация: Артур Куус

То, как проходило дело Стилве, реконструировано при помощи многих источников – фрагментов следственных материалов, решения о передачи дела суду, интервью с адвокатом, осужденным, прокурором, сотрудниками органов безопасности. Так как дело в суде рассматривалось за закрытыми дверями, многие из них не могут назвать свои имена.

Через 8 месяцев, которые Стилве провел в тюрьме в ожидании суда, его в августе 2018-го года осудили за шпионаж в пользу России на три года условно. Он стал первым официально осужденным за шпионаж, для кого решение суда вступило в силу. Второй – елгавский железнодорожник Александр Красноперов, который посылал фото и маршруты сил НАТО «другу» в Россию, свой осудительный приговор обжаловал. Недавно спецслужбы задержали третьего – бывшего сотрудника МВД, ныне пенсионера Олега Бурака.

С момента аннексии Крыма в 2014-м году и последующим размещением солдат НАТО в Балтии обостренное внимание на активность российских разведслужб обратили все три Балтийских страны. Обобщенная центром Re:Baltica информация свидетельствует, что с 2015-го года в Эстонии за эти шпионские действия задержано 13 лиц, в Литве – семь, в Латвии – три.

«Мы существенно поменяли свое отношение к тому, что раньше не было наказуемым. Изменено законодательство, и это сигнал второй стороне – так просто на нашей стороне этим [шпионажем] заниматься не получится», — рассказывает Re:Baltica руководитель внешней разведслужбы Латвии – Бюро по защите Сатверсме – Янис Майзитис.

Подходящий для вербовки

В 2012-м году в российском городе Брянске Стилве познакомился с человеком по имени Алексей. В город, который находится в пяти часах езды от Москвы, Стилве частично перебрался, когда экономика Латвии после перегрева переживала кризис.

Его супруга Андра уехала на заработки в Англию, но вернулась, так как узнала, что у них вскоре должна родиться дочка.

Жизнь Стилве протекала тихо. Между бизнесом в Брянске, домом тещи в Педедзской волости и Ригой, где жила Андра, так как найти работу в округе Алуксне было трудно. Молодому человеку Рига не нравилась, поэтому он с большей охотой проводил время в окруженном лесом хозяйстве тещи.

Иллюстрация: Лоте Лармане, Re:Baltica

Стилве в Брянске работал в сфере строительстве. Сначала на других, потом сам учредил свои фирмы — ТРАНСЛЕС и БАЛТСЕРВИС, занимавшиеся авторемонтом и строительством.

Оборот БАЛТСЕРВИС 2015-м году был небольшим, примерно 18 000 евро, по второй фирме финансовых данных нет, свидетельствуют данные российского делового реестра SPARK, которые Re:Baltica получила с помощью Investigative Dashboard. Сейчас деятельность фирм приостановлена и они «подвешены в воздухе», сообщил в интервью Re:Baltica сам Стилве.

По своему характеру и стилю жизни Стилве вполне подходил для вербовки. Добродушный, отзывчивый, даже болтливый. Хорошо говорил по-русски. Имел весьма обоснованную причину для регулярных поездок в Россию, и эта страна являлась надежным местом для его встреч со своим вербовщиком. Жил в приграничной зоне, за которой усиленно следит погранслужба, поэтому определенные задания намного легче выполнить местным.

«Один из самых распространенных способов, используемых против нашей страны теми же самыми российскими службами – это шпионаж на территории», — рассказывает руководитель Бюро по защите Сатверсме Янис Майзитис. «Это значит, что наш человек едет в Россию, получает инструкции – задания, возвращается в Латвию, и таким образом проводится разведка».

Регулярное пересечение границы облегчает тот факт, что у большинства жителей приграничных районов есть российское гражданство или многократная виза, позволяющая посещать родственников на другой стороне границы, покупать дешевле продовольствие или сигареты, что местные и делают довольно часто.

Первое задание – привезти словари

Первое задание, которое Стилве дал Алексей, с которым он познакомился в Росси, было, казалось бы, невинным – привезти латышско-русские словари. Потом – автодетали. Такие незначительные задания завербованным часто дают, чтобы проверить, можно ли тем доверять.

«Чтобы два человека выстроили взаимное доверие, надо создать какие-нибудь отношения. Должна быть постоянность в выполнении заданий», — поясняет Re:Baltica прокурор по этому делу Сандрис Капаркалейс.

В одну из первых встреч Алексей расспросил Стилве про Школу пехотинцев латвийской армии в Алуксне. В ней тех, кто хочет служить в армии, подготавливают для профессиональной военной службы. Алексея интересовали размеры школы, направления деятельности. Есть ли у Юрия там знакомые?

Полученные и устно, и по телефону указания Стилве методично записывал в синий блокнотик, найденный у него во время обыска. Начиная с наставлений, как уничтожить SIM-карту мобильного телефона, и заканчивая географическими координатами конкретных мест, которые он должен сфотографировать.

Заданий было много, и они были детализированными. Например, сфотографировать склады для хранения нефтепродуктов и описать их состояние в приграничной зоне Эстонии в Силламяе и в Латвии под Краславой. Выяснить, есть ли в Латвии американские боевые танки Абрамс (тяжелые)? Есть ли на армейской базе в Алуксне преподаватели из США? Готовят ли там солдат для войны в Украине? Фамилии? Какова планировка и адрес соседского дома? Сколько человек работает на местном пограничном пункте? Достать их телефонный список.

Одна из задач Стилве было фотографировать складов для хранения нефти в пограничном районе Эстонии. Фото: Meelis Meilbaum, Virumaa Teataja / Scanpix

Стилве делал, что мог. В начале 2017-го года он побывал у знакомой, которая работала в Школе пехотинцев. За закуской и выпивкой, он как бы между прочим расспрашивал хозяйку о том, какие ботинки, оружие и даже какое нижнее белье у солдат. Узнал, что милитаристы изучают английский язык, так как весной поедут заграницу, а к ним приедут преподаватели из Америки.

«Качество одежды солдат очень многое говорит о боеспособности армии», — объясняет директор Центра безопасности и стратегических исследований Национальной академии обороны Янис Берзиньш. «Например, если ботинки не водостойкие, это значит, что в лесу солдат не сможет долго передвигаться. На ногах появится грибок, известна даже особенная болезнь солдат, которую вызывают плохие ботинки. Это противник может использовать, планируя наступление».

Полиция безопасности, которая с Re:Baltica общалась только письменно, указала, что «иностранные спецслужбы интересуются любой информацией. В том числе и про униформу противника, нашивки, оборудование. Эта информация значительна не только для того, чтобы выяснить способности противника, но и для того, чтобы можно было подготовить проведение саботажа, диверсий или других военно-тактических операций».

Попросил сфотографировать связную башню

Два года назад Стилве вернулся обратно в Латвию, так как родилась вторая дочка. Но он продолжал регулярно ездить в Брянск по рабочим делам.

В Брянске он был и в августе прошлого года, когда Алексей прислал весточку – надо поговорить. Они встретились у Смоленской обводной дороги. Алексей интересовался, не проходят ли под Алуксне какие-либо военные учения, не замечена ли техника и ранее не мелькавшие лица. Стилве ответил, что якобы ничего нового нет. Разве что недалеко от Педедзе строят связную башню, наверное, для нужд армии. Они договорились, что Стилве пришлет фотографию башни.

Через некоторое время Алексей получил от Стилве фото с информативным плакатом, размещенным на тот момент у подножья еще строящейся башни.

Затем последовал период тишины, но через несколько месяцев Алексей опять появился и активно пытался связаться со Стилве. Звонил на разные телефонные номера, посылал СМС сообщения. Стилве отозвался лишь через несколько дней и сразу же отправился в Брянск. И ждал.

Алексей позвонил через несколько дней. Пару часов спустя они встретились. Алексею нужно было больше, намного больше информации о связной башне. Стилве рассказал все, что знал – похожа на простую связную башню, возле которой часто стоит армейская машина.

Через два месяца Полиция безопасности арестовала Стилве. Если бы он не признал свою вину в первую же ночь, можно было бы спорить о весомости доказательств, и исход дела мог бы быть другим, считает адвокат осужденного Инесе Шулте.

Ну, а что тут такого?

Зачастую под опубликованными в прессе материалами о делах шпионов можно прочитать комментарии: что это за преступление, если соответствующий объект можно сфотографировать даже с сателлита.

«Одно дело фотография с сателлита, другое – когда фотографирую с расстояния пары метров», — уточняет руководитель разведслужбы Майзитис. «Если человек в преклонном возрасте, издалека морщины не видно, вблизи видно. Из этого можно сделать разные выводы».

В деле Стилве, по мнению прокурора Капаркалейса, башня была только одной из деталей: «Ключевые слова в этом деле – «незаконный сбор других сведений». Информация, которую собирала персона, объективно показывала, что он знал, что делал».

Для осуждения Стилве существенной стала еще одна деталь – кто такой Алексей. Ответ на этот вопрос предоставила прокуратура Литвы.

Вину отрицает

Связаться со Стилве Re:Baltica пыталась еще в то время, когда он находился под стражей. Мужчина от беседы отказался. Когда в августе суд приговорил его к условному сроку и освободил в зале суда, Re:Baltica отправилась в Педедзе.

Солнечным осенним утром в деревенском доме – только теща. Радушная, с натруженными руками, она просит в публикации не упоминать ее имя, так как работает в местном самоуправлении, и плачет, вспоминая обыск и арест зятя.

Стилве в суде признал сваю вину и раскаялся, но журналистам сказал, что не виноват. Признался, чтоби не нужно било сидеть в тюрьме. Иллюстрация: Артур Куус

Стилве тогда был в отъезде – посещал службу пробации в Алуксне. Теща жее, по ее словам, о шпионаже ничего не знает. То же самое газете «Latvijas Avīzei» говорили и супруга Стилве Андра, и сестра, возмущаясь тем, что человек арестован за фотографию одной башни. Эту новость с жадностью подхватила русскоязычная пресса и интернет-издания.

На самом деле жена знала все. Подозревая мужа в неверности, она порылась в вещах супруга и поняла, что происходит. Женщина предупреждала мужа о судьбе осужденного на тот момент за шпионаж жителя Елгавы Красноперова, но Стилве ее не послушал.

Со Стилве встречаемся поздно вечером. Днем разминулись. Он приехал из Алуксне и отправился в лес за дровами. Уже темно, когда во двор вкатывает трактор с возом бревен. Стилве выпрыгивает из кабины, из которой гремит громкая музыка, и подходит поговорить. Сдержанный, но и одноврменно добродушный. В глаза не смотрит. Вокруг меня прыгает большая дворовая собака, но Стилве ее не отзывает.

Свою вину в шпионаже он отрицает. Признался, так как Полиция безопасности его «купила». Якобы обещали, что выпустят из-под стражи, если признается. Знакомому Алексею в Россию посылал фотографию башни просто так. Это, по его словам, не преступление.

Спустя некоторое время понимаю, почему Стилве меня еще не выдворил. Он надеется на помощь.

Во время разговора из нагрудного кармана комбинезона мужчина достает блокнот и спрашивает, есть ли у меня возможность выяснить информацию в правоохранительных органах Литвы. Оказывается, в деле есть справка из прокуратуры Литвы, что полное имя знакомого Стилве Алексея – Алексей Викторович Пыжиков, и он является работником 74-го разведцентра Российского Восточного военного округа. В блокноте Стилве записал номер литовского уголовного дела, в котором фигурирует Пыжиков и литовец Роман Шешелис. Позже он показывает мне и соответствующие документы, так как после суда взял у адвоката материалы своего дела. Стилве искал информацию о литовском уголовном деле в интернете, но без результата. Он не верит, что упомянутый в литовском документе Алексей является его знакомым. У последнего была другая фамилия.

Re:Baltica связалась с пресс-службой литовской генпрокуратуры, которая ответила, что «проходит досудебное следствие, больше информации предоставить не можем».

Продает картофель

Без ответа остается вопрос о мотивации Стилве. Почему он это делал? При анализе доступной информации обо всех делах балтийских шпионов, чаще всего встречаются такие причины, как деньги, желание чувствовать себя важным и возможность свободно пересекать границу России. Последнее было существенно для осужденных за шпионаж в Эстонии контрабандистов сигарет и для предпринимателей, у которых есть бизнес в России.

В деле Стилве нет доказательств того, что ему за информацию платили. Правда, «за один вид сотрудничества он получил компенсацию за транспортные расходы – топливо», рассказывает прокурор Капаркалейс. Сумма была незначительной. В письменном ответе Полиция безопасности указала Re:Baltica, что главной мотивацией Стилве была «возможность беспрепятственно путешествовать и получать доходы в России».

После выхода из тюрьмы Стилве с полной силой взялся за сельскохозяйственные работы. Вместе с братом выращивает картофель, и его продажа жителям округи является одним из источников его доходов. Стилве рассказывает, что надо было бы съездить в Брянск и закрыть обе фирмы, но он не может. Ему запрещено покидать страну. Когда будет можно, не знает. Нет оснований думать, что это произойдет скоро.


Эта статья входит в серию расследований при поддержке первого финансируемого Европейским Союзом фонда расследовательской журналистики IJ4EU.

Автор: Инга Сприньге (Re:Baltica)
Редактор: Санита Емберга (Re:Baltica)
Иллюстрации: Артур Куус
Перевод на русский: Яра Сизова
Перевод на английский: Иева Лешинска — Габер
Видео: Янис Орбиданс
В сборе данных участвовалa: Мадара Еихе (Re:Baltica)

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.