Фото: Рейнис Хофманис
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Из качалки в депутаты, раздающие деньги собственным организациям — встречайте молодое поколение рижских политиков.

Такая история есть почти в каждом бывшем советском городе. Качалка, собиравшая уличных подростков в голодные 90е, становится чем-то большим чем качалка — бизнес-холдингом, политической организацией и частной армией в одном флаконе.

В России 90-х качалки поставляли бойцов для криминальных структур, деливших бизнес в регионах. В Украине, из качалок формировались отряды, которые по сей день действуют по обе стороны конфликта.

В Латвии тоже есть подобные “места силы” — правда в куда более гламурном и законопослушном варианте, чем их восточные аналоги. Скромная качалка на Маскачке, созданная в 2003м году бывшим военнослужащим латвийской армии Виталием Дубовым разрослась в целую сеть общественных организаций и коммерческих предприятий, тесно связанных с мэрией Риге. Сделав имя на борьбе с наркотиками на Маскачке, Дубов и его друзья-спортсмены получили контроль на рижским Центральным рынком и стали депутатами — как в рижской думе, так и в сейме Латвии. Городская дума выделяет десятки тысяч евро на их проекты, однако в интервью Re:Baltica Дубов заявил, что не считает это конфликтом интересов.

Чтобы увеличить изображение, нажмите на него! Графика: Лоте Лармане

Дубов называет себя патриотом Маскачки. Он переехал сюда из маленького поселка под Ригой, когда ему было семь лет — мама, работница текстильной фабрики, получила квартиру от государства. Семья — смешанная: часть родственников говорит по-русски, часть по-латышски. Отец — из Латгалии, работал на железной дороге. Мама переехала в советские годы из Белоруссии, имеет паспорт негражданина.

В школьные годы Дубов занимался регби, но с развалом Советского Союза спортивные секции закрылись, и подростки хлынули на улицу, где их с легкостью подбирали криминальные авторитеты.

Фото: Рейнис Хофманис

“Я бы не хотел, чтобы мой сын прожил ту жизнь, которую прожил я, потому что были такие негативные моменты, когда ты просто понимаешь, что это неправильно”, — признается депутат. К счастью, “была другая сторона, которая объяснила: Виталик, это не твой путь”. Поэтому, как только ему исполнилось 18 лет, Дубов ушел добровольцем в латвийскую армию.

Скриншот из arkan.lv

“Чтобы ты понимал — армия дала мне возможность интегрироваться в общество. Армия дала мне возможность спастись”, — говорит Дубов.

О военной карьере Дубова мечтал его отец. Дубов записался в в десантно-разведовательный батальон. Знание латышского вначале было на минимальным, но проблем с этим не оказалось. “В армии мы все понимаем, что прикрываем друг другу спину вне зависимости от того, на каком языке ты говоришь. Твоя национальность — это солдат”, — говорит Дубов. Сейчас он свободно владеет государственным языком.

Ключевую роль, по словам Дубова, в его судьбе сыграл капитан Дзинтарс Рога, который предложил записаться в желающие поехать миротворцем на Балканы (Рога отказался отвечать на вопросы Re:Baltica). Так он оказался сначала в разведшколе в Дании, а затем — в составе сил SFOR в Боснии. В Дании, говорит Дубов, он понял, что существует другой мир — существенно лучше чем тот, который окружал его на Маскачке 90х. В Боснии — что латвийский вариант далеко не самый худший. “На Балканах я увидел то, что могло произойти в любой из бывших советских республик”, — говорит Дубов. Теперь он считает, что Латвии повезло: “Здесь вообще люди очень толерантные. Их трудно разозлить по отношению друг к другу”.

Аркан расправил плечи

В 2001 капралу Дубову пришлось демобилизоваться по семейным обстоятельствам — жена жаловалось, что из-за службы он почти не бывает дома.

Фото: Рейнис Хофманис

Дубов основал спортклуб, который изначально именовался Экстрим-спорт, но впоследствии был переименован в Аркан. Учитывая балканский опыт Дубова, такое название не могло не вызвать ассоциаций с одним из наиболее известных персонажей боснийской и косовской войн, криминальным авторитетом и сербским военным преступником Желько Разнятовичем по кличке Аркан, который погиб в 2000 году и стал героем сербских и российских националистов. Дубов отрицает какую-либо связь и утверждает, что лишь недавно прочитал о нем в Википедии. “Там все неоднозначно”, — загадочно говорит он.

По словам Дубова, название возникло из обстоятельств, в котором клуб оказался после вынужденного переезда в нынешнее помещение, которое принадлежало староверческой общине. Староверы требовали своевременной оплаты, поэтому Дубов и его коллеги ходили по окрестным дворам в надежде заманить в клуб уличных подростков. Между собой они называли это “заарканить”.

“Перебирал недавно списки тех, кто прошел наш клуб — около полутора тысяч, это только официально зарегистрированных. Приходили школьниками, уходили взрослыми мужчинами”, — рассказывает Дубов.

В числе прочих к нему в aркан попали нынешние друзья и политические союзники Андрис Морозов и Валерий Петров. Петров был боксером и приходил к Дубову в зал поддерживать физическую форму. Переехавший из Латгалии Морозов “просто жил” в клубе.

“В общем у нас были другие герои”, — закрывает Дубов тему балканского Аркана. Одним из них был бывший мэр российского Екатеринбурга Евгений Ройзман, который в начале 2000х создал движение “Город без наркотиков” для борьбы с наркоманией в родном городе. Методы Ройзмана, включавшие насильственную изоляцию и крайне жесткое обращение с наркоманами, вызывали и продолжают вызывать споры, однако его активизм сделал его самым популярным человеком в городе. “Про Ройзмана я читал и смотрел видео. В общем я восхищаюсь этим человеком”, — говорит Дубов.

По его словам, с наркоманией на Маскачке дела обстояли ненамного лучше чем Екатеринбурге. Когда пришла эпидемия спайсов (продажа которых велась легально), “спортсмены с Маскачки”, действую своими неформальными методами в стиле Ройзмана, начали закрывать точки торговли. “Иногда, чтобы сделать что-нибудь хорошее, нужно прикинуться плохим, — объясняет Дубов свой подход к проблеме. — С людьми, которые понимают только язык силы, надо разговаривать на их языке. Иначе они решат, что какой-то малахольный пришел”.

Три товарища

Тут на помощь ему пришли друзья. Продвигавшийся по муниципальной стезе Петров обеспечил поддержку руководства Рижской думы. Морозов организовал сбор информации о реальных хозяевах точек по продаже наркотиков в бизнес-сообществе. Так оформился тройственный союз, где каждый имел собственную специализацию. Дубов занимался проектами, связанными со спортом, армией и частной охраной. Петров служил проводником в коридорах власти, а Морозов руководил совместными бизнес-проектами.

Андрис Морозов. Фото: Saeima

Из всех троих, самым большим опытом ведения бизнеса на грани политики, обладает Андрис Морозов. Он сделал карьеру, первоначально связанную с бизнесом видных российских политиков, а затем с партией Согласие.

В 2010 году Морозов возглавил латвийский филиал российской компании Теко-Терминал, которая контролировала таможенное оформление грузов на границе двух стран. Компания принадлежит Олегу Брячаку — депутату псковской областной думы, руководителю псковской организации умеренно прокремлевской партии Справедливая Россия и сыну Михаила Брячака, который до 2016 был депутатом Госдумы России и удачным для компании сына образом работал там в комитет по транспорту.

В Псковской области Олег Брячак находился в жесткой оппозиции к губернатору Андрею Турчаку, который в сентябре прошлого года возглавил генсовет правящей партии Единая Россия. Их политический конфликт был отражением экономического конфликта из-за контроля за таможней на латвийской границе. Брячак этот конфликт проиграл. В 2015 году его компания была признана банкротом. Но к тому времени Морозов уже сосредоточен на латвийской политике и связанном с ней бизнесе.

Валерий Петров. Фото: Saeima

Петров был впервые избран в городскую думу в 2009 году. На момент избрания он был безработным с долгом в размере 15 тысяч евро и накоплениями в 30 тысяч евро наличными — согласно его налоговой декларации, которая не дает объяснения происхождению этих денег. Приход в думу резко изменил его жизнь к лучшему. Благодаря назначению в муниципальные предприятия Ceļu pārvalde и Rīgas Namu Pārvaldnieks Петров теперь получает 4000 евро в месяц и является щедрым донором собственной партии. C 2009 года он передал партиям, из которых сформировано Согласие, около 20 тысяч евро.

Петров, по словам Дубова, познакомил его с мэром Нилом Ушаковым. В апреле 2013 года Дубов с Петровым учредили общественную организацию Рига без наркотиков (по аналогии  с Городом без наркотиков у Ройзмана в Екатеринбурге), а в ноябре того же года мэр Ушаков провел первую встречу борцов против наркотиков. На ней, кроме Дубова, Петрова и Морозова присутствовали организатор большого ежегодного спортивного мероприятия Ghetto Games Раймонд Элбакьян. В течение 2015-2017 годов НКО, связанные с Элбакьяном, получили 700 тысяч евро от рижской думы, а сам Элбакьян спродюсировал предвыборный фильм про Ушакова. Также присутствовал будущий борец за “традиционные ценности” Саулюс Шейкис и еще один ветеран латвийской армии, Сандрис Бергманис.

Фото: Рейнис Хофманис

Сейчас Бергманис является соратником Дубова в городской думе. Как и Дубов, Бергманис вначале проявил себя как борец с наркотикам, а затем сменил три должности в муниципальных структурах и предприятиях, контролируемых рижской думой.

Торговцы спайсами на Маскачке были быстро повержены, а бурная общественная деятельность Дубова и друзей не утихала. Третьего июля того же 2013 году он вместе с Морозов учредил организацию За спортивное общество, в которую вошли несколько клубов боевых искусств, а также Ghetto Games Элбакьяна и tanec.lv Аввакума Петрова (не имеет отношения к Валерию Петрову). Среди первых членов общества был также занимавшийся в Аркане Вадим Каспаров — проживающий в Риге сын российского шахматиста и оппозиционного политика Гарри Каспарова.

Профиль Дубова в российской социальной сети Одноклассники

А через неделю Дубов создал Ассоциацию ветеранов латвийской армии LAVA. В своих постах в Одноклассниках за 2013 год он называет со-основателем организации не имевшего никакого отношения к армии Андриса Морозова. Однако в интервью Re:Baltica он заявил, что Морозов лишь оказывал организационную поддержку, а со-основателем был другой человек, имя которого он назвать отказался. В учредительных документах организации фигурирует только Дубов.

Уже в конце того же года LAVA проводила новогодние мероприятия с участием министра обороны Артиса Пабрикса. Организация не забывала и о поддержании боевой формы, устраивая на слетах соревнования по страйкболу и организуя поездки “спортcменов с Маскачки” на латвийские военные базы.

Во время такой поездки в марте 2014 (месяц российской оккупации Крыма) Дубов рискованно пошутил в Одноклассниках, заявив, что “спорстмены московского форштадта записались в отряд самообороны в Риги и переходят к решительной фазе в борьбе с легальными наркотиками”. На приложенных к посту фотографиях спортсмены позируют с автоматами и пулеметами.

Cамофинансирование

Общественные инициативы шли в одну ногу с бизнес-проектами. В том же 2013 году Дубов объявил в Одноклассники, что “спортсмены Arkan Sport работают в сфере предоставления охранных услуг”. Партнерами этого бизнеса он назвал движение За спортивное общество и LAVA.

В 2014 к списку созданных спортсменами с Маскачки прибавилась благотворительное общество Voluntieris.lv. Все созданные Дубовым и его друзьями организации вращались на орбите партии мэра Риги. В июле 2014 года Дубов раскручивал кандидатуру Морозова в латвийский парламент. “Мы делегируем его в Сейм Латвии как представителя общественных организаций, как спортсмена с Маскачки”, — писал он в Одноклассниках.

Профиль Дубова в Facebook

В марте 2014 года спортсмены с Маскачки по призыву Voluntieris.lv участвовали организованной мэром Ушаковым акции Latvija — mana Dzimtene. Акция пропагандировала межнациональное согласие на фоне разгорающегося конфликта в Украине. В сентябре того же года Ушаков призвал Дубова, Морозова и Бергманиса на организованный партией Согласие митинг против продажи бывшего банка Parex (теперь Citadele) американцам. Дубов и Морозов отвечали за охрану мероприятия, а “спортсмены с Маскачки” создавали толпу.

Дубов отвергает обвинения в том, что он мобилизовал свою “армию” для поддержки партии Согласие. “Ну это чушь. Участвовать в митинге никто никого не может заставить. У каждого из тех ребят есть свое мнение, и оно гарантировано конституцией.”

Активная общественная деятельность Дубова и друзей была вознаграждена в июне 2016 году, когда Морозов стал главой Центрального рижского рынка, муниципального предприятия, подчиняющегося Рижской городской думе. Для обеспечения безопасном этого гигантского комплекса Морозов привлекает Дубова.

Тем временем, организации “спортсменов с Маскачки” получали прямое финансирование от рижской думы. Дубов не видит проблемы или конфликта интересов в финансировании собственных проектов муниципалитетом, который он сам теперь представляет. “Мы как общественная организация участвуем в конкурсах. Самоуправление софинансировало соревнования. А зачем тогда самоуправление, если они не поддерживают общественные спортивные организации? Я так скажу — в недостаточной степени это делает, не хватает финансов. Хотелось, чтобы больше стало”.

Ветры с востока

Дубов считает себя человеком “скорее западной ментальности” и подчеркивает, что “был в России всего пару раз в жизни” и не имеет с этой страной никаких связей. Тем не менее влияние восточных ветров заметно высказываниях действиях — как его собственных, так и его соратников.

Профиль Дубова в российской социальной сети Одноклассники

В июне 2014 года он фотографировался на фоне храма Василия Блаженного на Красной площади.

Это было странное время поездки в Россию — шел третий месяц активных боевых действий в восточной Украине. В том же месяце Кремль проводил тренинги для русскоязычных активистов из соседних стран, включая Латвию, на базе Российского гуманитарного университета в Москве. У нас нет никаких оснований утверждать, что Дубов участвовал в этих тренингах. Сам Дубов говорит, что ездил в Москву c друзьями, а на обратном пути посетил Псков и Псково-Печорскую Лавру.

Так или иначе, но вслед за всплеском борьбы за “традиционные ценности” и против “гей-пропаганды” в России, инспирированным Кремлем для борьбы с “белоленточной” оппозицией, Дубов и его товарищи также подхватили эту популярную во всей Восточной Европе антилиберальную повестку. В мае 2015 года Дубов организовал День семьи и спорта в головном ресторане сети Lido, где он по совместительству является заместителем главы службы безопасности. В рамках этого мероприятия был проведен круглый стол по защите семьи от наркотиков и “всемирного движения по уменьшению количества жителей планеты”. Влияние ветра с востока на спортсменов с Маскачки сильнее всего заметно в социальных сетях, где они активно продвигали гомофобские нарративы российского происхождения.

Профиль arkan.lv в Facebook

В феврале 2015 года гражданин Латвии Родион Кушнир, воевавший на стороне пророссийских повстанцев в Украине, был убит в бою за донецкий аэропорт. На странице Аркана стоит лайк Кушнира, он также оставил коммент c упоминанием Аркана под постом об одном из мероприятий с участием членов клуба и мэра Риги.

Профиль Ушакова в Facebook

“В нашем спортивном коллективе его не было”, — говорит Дубов. — “Вы ищите “мандавошек” там где их нет”.

Фото: Рейнис Хофманис

По словам Дубова, он не понимает людей, которые едут воевать за чужую землю — таких как Кушнир. “Я был миротворцем и ехал куда-то, чтобы разделять противоборствующие стороны. Мне интересны люди, которые здесь живут. Я — за свой двор, свой город, свою страну”.

Будучи миротворцем, он базировался в Добое, на севере Боснии. В 60 километрах оттуда, в Тузле, стояли российские миротворцы. Они приглашали латвийцев на День десантника 2 августа. Дубов говорит, что россияне жили в несравнимо худших условиях — в палатках, со скудным провиантом. На русской базе был молодой связист. С ним у Дубова состоялся памятный разговор: “Он сказал, что не дай бог нам оказаться по разную сторону баррикад. Мы тогда посмеялись. Мы же там выполняли одну и ту же работу”.

Сейчас, когда возможность вторжении России в страны Балтии уже не воспринимается как шутка, Дубов называет вопрос о своих собственных действиях в случае такого развития событий “очень провокационным”. “Я скажу так: я солдат в резерве. Я давал присягу латвийскому государству. Я латвийский солдат”.


Авторы: Леонид Рагозин,Санита Йемберга, Re:Baltica
Иллюстрации и графика: Лоте Лармане, Re:Baltica
Фотограф: Рейнис Хофманис
Перевод в латышский: Андра Цериня

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.