Иллюстрация: Райвис Вилунс/Īgnās govs komiksi
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Главный вопрос после закрытия банка ABLV — обвинения в коррупции.

Конец ABLV, третьего крупнейшего банка Латвии, был внезапным и беспощадным.

13 февраля 2018 года Управление по борьбе с финансовыми преступлениями Минфина США (FinCEN) предложило запретить латвийскому банку ABLV держать корреспондентский счет в Соединенных Штатах. B Управлении заявили, что через этот банк могут отмываться деньги, более того, ABLV не просто не вводил эффективных мер, чтобы противодействовать отмыванию, а наоборот — сделал легализацию денежных средств основой своего бизнеса. В результате, заявили американские чиновники, клиенты ABLV, связанные с северокорейской ракетной программой, могли обходить санкции ООН.

По описанию Управления по борьбе с финансовыми преступлениями ABLV больше походил не на банк, а на преступный синдикат. “Руководство ABLV позволяет банку организовывать схемы по отмыванию денег и принимать в них непосредственное участие; поощряет деятельность, связанную с высокими рисками, в том числе по созданию фиктивных компаний, которые позволяют банку и его клиентам легализовать средства; осуществляет недостаточный контроль за счетами, связанными с фиктивными компаниями”, — говорилось в заявлении службы. Кроме того, Управление обвинило ABLV в подкупе латвийских официальных лиц с целью обезопасить свои схемы.

На этой неделе в Латвию приедет Маршалл Биллингсли, помощник министра финансов США по вопросам, связанным с финансированием террористических организаций. Вопрос о коррупции в ABLV станет одной из центральных тем его визита.

“Мы с ними об этом говорили, и речь шла о том, что если в заявление [американских финансовых властей] включаются обвинения в коррупции, то они должны быть подкреплены доказательствами, — говорил посол Латвии в США Андрис Тейкманис, который встретился с представителями американского Минфина вскоре после публикации заявления об ABLV. — Нужно понимать, что в свете происходящего обвинения в коррупции в адрес латвийских чиновников могут иметь для населения значительные последствия. Тут речь уже не просто об одном банке”.

Действительно, обвинения в адрес ABLV были выдвинуты на фоне целой череды провалов в сфере надзора за банковской деятельностью — примерно в это же время во взяточничестве по делу о закрытом уже тресте TKB (Trasta Komercbanka) обвинили главу Центробанка Латвии и одного из архитекторов банковской системы страны.

“Ответ был такой: доказательства будут предоставлены”, — говорит Тейкманис.

Тревожные звонки

Латвийские дипломаты и банковский регулятор (Комиссия по рынкам финансов и капитала) узнали об обвинениях Минфина США за час до их официальной публикации. Латвия была ошарашена суровостью формулировок, а также тем, что в качестве оснований для предъявления обвинений был использован “Патриотический акт” — закон о противодействии терроризму, принятый в США в 2001 году, после терактов 11 сентября. Источник, знакомый с ситуацией, назвал сравнил происходящее с “сухим наркозом” — когда человека отключают, ударив молотком в лоб.

Министр финансов Латвии Дана Рейзниеце-Озола, которая в момент публикации обвинений находилась в Нью-Йорке, пообещала американским властям любую помощь в проведении расследования. В ходе телефонных переговоров с Маршаллом Биллингсли и американским послом в Латвии она также попросила США подкрепить обвинения в коррупции доказательствами.

“Мы никак не ожидали ядерного взрыва”, — заявил Айнарс Латковскис, глава парламентской комиссии по обороне и противодействию коррупции, который часто общается с американскими чиновниками по вопросам латвийского банковского сектора.

Однако нельзя сказать, что удар был таким уж неожиданным. С начала российской агрессии на Украине в 2014 году США говорили Латвии одно и то же: мы позаботимся об оружии и солдатах, а вы приведите в порядок свои банки.

В начале 2016 года Латвию посетил вице-президент США Джо Байден. Его визит был связан с необходимостью поддержать страны Балтии перед лицом российской агрессии и на фоне ухудшения российско-американских отношений. Выступая в здании Национальной библиотеки перед представителями латвийской элиты, Байден подчеркнул важность “справедливости, эффективности и прозрачности судебных систем”. “В условиях, когда Россия пытается использовать коррупцию как инструмент влияния по всему миру, искоренение коррупции начинает иметь первостепенное значение для сохранения национального суверенитета, — говорил вице-президент. — Коррупция — это рак на теле политики. Ее искоренение — высшее проявление патриотизма”.

Вице-президент США Джо Байден во время выступления в Латвийской Национальной библиотеке, 2016 год. Источник: Посольство США в Латвии

В ходе встречи с премьер-министром Латвии Марисом Кучинскисом Байден призывал Латвию принять меры для ужесточения сектора банковских услуг для нерезидентов. Об этом же представители американских финансовых властей говорили латвийским министру финансов и главе регулирующей службы в кулуарах встреч Международного валютного фонда в апреле и октябре 2016 года. “Там обсуждали и состояние сектора в целом, и нашу работу, но упоминался в том числе и один конкретный банк”, — утверждает источник, знакомый с ходом обсуждений.

Постоянный участник скандалов

Банк ABLV довольно часто упоминался в связи с международными скандалами, связанными с отмыванием денег: дело Магнитского в России, дело украинского миллиардера Сергея Курченко, дело об отмывании денег представителями элиты Азербайджана. Однако каждый раз банку удавалось выйти сухим из воды, просто заявив, что доказательств нет и штрафных мер в его отношении не принималось.

Все изменилось в мае 2016 года, когда банковский регулятор оштрафовал ABLV на 3,16 миллиона евро, обвинив в причастности к хищению миллиарда долларов из трех молдавских банков. Представители ABLV заявили, что банк стал жертвой махинаций одного из своих прошлых клиентов. По закону, сумма штрафа могла составить до 10% от ежегодного оборота банка. ABLV пообещал потратить 6,5 миллиона евро на борьбу с отмыванием денег.

Летом 2017 года регулятор оштрафовал еще пять латвийских банков, оказывающих услуги нерезидентам, за недостаточную проверку клиентов, которая позволила некоторым из них обойти санкции ООН в отношении Северной Кореи.

Фигурантом этой проверки c концa 2016 года был и ABLV. Чтобы разобраться с северокорейской историей, банк нанял множество консультантов, в том числе бывшего помощника министра финансов США по вопросам финансирования террористических организаций Дэниела Глассера. Был заказан независимый аудит по вопросам санкций, для анализа обвинений ФБР в латвийских судах была нанята целая армия американских и местных юристов. Кроме того, ABLV пообещал потратить еще 12 миллионов евро на борьбу с отмыванием денег и снизить число фиктивных фирм среди своих клиентов до 35%.

Регулятор проиграл: предоставить достаточных доказательств, чтобы оштрафовать ABLV, не получилось. Проверка не нашла нарушений северокорейских санкций. Было установлено, что банк работал не добросовестно, однако по закону ABLV не могли повторно наказать за те же нарушения, за которые он уже был оштрафован в 2016 году.

Конкуренты ABLV, также предоставлявшие услуги нерезидентам, были в ярости.

Глава Комиссии по рынкам финансов и капитала Латвии Петерс Путниньш. Источник: Комиссия по рынкам финансов и капитала

“У нас тут не скотобойня, а регулятор”, — заявил Re:Baltica глава латвийской Комиссии по рынкам финансов и капитала Петерс Путниньш. Он отметил, что в США власти могут наказывать банки за косвенное участие в противозаконной деятельности или даже за намерение, но законы Латвии позволяют наказывать только за совершенное преступление. “Как юрист, я не могу произвольно оперировать таким категориями как “вероятно” и “возможно””, — заявил Путниньш.

Решение регулятора не наказывать ABLV поддержали не все — что случается крайне редко. Так, против этого решения голосовала Гунта Разане, заместитель Путниньша и супруга бывшего посла Латвии в США. Прокомментировать свое решение Re:Baltica она отказалась.

“Это решение [постановление регулятора в отношении ABLV] стало последней каплей”, — объясняет депутат Сейма Айнарс Латковскис. — После 11 сентября борьба с терроризмом стала для американцев приоритетным направлением, которое поддерживают и демократы, и республиканцы. Они только что ввели новые санкции против Северной Кореи. Надо быть сумасшедшим, чтобы вести дела с главным врагом нашего стратегического союзника?”

От небольшого банка — до игрока на рынке недвижимости

Для страны с населением менее двух миллионов человек Латвия обладает довольно внушительным банковским сектором. Он в свою очередь поделен на два крупных сегмента. Первый занимается обслуживанием резидентов, и доминируют в нем скандинавские банки. Второй фокусируется на предоставлении услуг нерезидентам, большинство из которых — выходцы из стран СНГ.

Иллюстрация: Лоте Лармане

Такая ситуация сложилась исторически с начала 1990-х годов, когда Латвия отделилась от Советского Союза. СССР распался в 1991 году, но между элитами бывших союзных республик сохранились тесные связи. Под давлением этих элит Латвия стала финансовым мостом между Востоком и Западом, чем-то вроде Швейцарии, которая была ближе, дешевле и где говорили по-русски.

Инстаграм жены Олега Фильса (аккаунт стал закрытым после кризиса в ABLV). Раньше в нем можно было наблюдать яхты, частные самолеты и поездки на винодельни Источник: Инстаграм Санты Замуэле

ABLV был создан в 1993 году в городе Айзкраукле (первое название банка — Aizkraukles Banka), небольшом городке в 90 километрах от Риги на основе местного отделения центрального банка Латвии. В 2008 году на фоне мирового финансового кризиса закрылся Parex Bank, главный банк для нерезидентов, и поговаривали, что часть его клиентов перешла в ABLV. Оба банка это отрицают.

К этому времени из маленького банка в небольшом городке ABLV превратился в крупную финансовую структуру, в которой работали более 900 человек. Его щупальца проникли на рынок недвижимости, в частности банк собирался возвести в Риге квартал жилых домов и офисных помещений. Городские власти обещали пусть в новый район трамвайную линию — несмотря на протесты местных жителей. Кроме того, ABLV тратил значительные суммы на благотворительность и обещал выделить 30 миллионов евро на строительство в Риге музея современного искусства.

Политический вес владельцев банка рос за счет значительных трат на избирательные кампании. За последние десять лет руководители банка — в том числе его владельцы Эрнестс Бернис и Олег Филь — вложили более 226 тысяч евро на поддержку политических кандидатов по обе стороны политического спектра.

В последнее время Филь фигурирует в СМИ не столько как владелец банка, сколько в качестве спутника своей новой жены. Бернис вместе с членом правления банка Вадимом Рейнфельдом, наоборот, возглавил кампанию по спасению банка и часто отвечал на вопросы журналистов.

Что было дальше

Эрнестс Бернис и Вадим Рейнфельд на пресс-конференции 27 февраля — на следующий день после того, как акционеры приняли решение о ликвидации ABLV. Источник: LTV

Практически сразу после публикации заявления FinCEN клиенты начали забирать деньги из ABLV. Поначалу отток был небольшим — немногим более 40 миллионов евро в день, но постепенно он рос. Тогда руководству ABLV казалось, что банк еще можно спасти.

План был сократить объем операций и избавиться от сомнительных клиентов (в FinCEN заявляли, что, при подсчете с использованием собственной методологии ABLV 90% клиентов банка относились к высокорискованным, в самом банке заявляли, что таких клиентов было 50%). Даже будучи отрезанным от американской банковской системы (то есть лишившись долларового корсчета в США), банк мог продолжать совершать операции в других валютах. Кроме того, у ABLV оставалось еще 60 дней, чтобы убедить американцев в том, что их решение необоснованно. Бернис утверждал, что репутацию банка порочит некий латвийский чиновник, чьего имени он не называл; банк пожаловался на это в бюро по борьбе с коррупцией, было начато расследование.

Кроме того, руководство ABLV привлекло компанию Blue Star Strategies для лоббирования своих интересов в американском Конгрессе. Один из основателей этой компании, Салли Пэйнтер, в свое время занималась лоббированием расширения НАТО на восток (в рамках этого процесса Латвия в 2004 году стала членом альянса). Кроме того, ABLV нанял консультантов из фирмы Financial Integrity Network (FIN), в том числе Глассера. На своем прошлом посту он часто спорил с латвийскими чиновниками о проблемах нерезидентского банковского сектора. В марте 2017 года Глассер стал пришел на работу в FIN, а в июне того же года стал консультантом ABLV. В FIN отказались ответить на вопросы Re:Baltica о своих клиентов, а вопросы о возможном конфликте интересов адресовали в Минфин США (там на запрос Re:Baltica не ответили).

С каждым днем ABLV терял все больше денег. По данным самого банка, за три дня клиенты вывели из ABLV более 600 миллионов евро.

Очевидно, что если бы латвийские власти приняли решение закрыть банк, этого бы не произошло.

В пятницу 16 февраля 2018 года руководство ABLV вело переговоры о помощи с центробанком Латвии. Сперва банк предложил ЦБ выкупить все ценные бумаги на общую сумму 1,7 миллиарда евро. Центробанк ответил отказом. После этого ABLV объявил, что надеется убедить ЦБ выделить банку 480 миллионов евро под залог ценных бумаг.

Заместитель главы Комиссии по рынкам финансов и капитала Гунта Разане, министр финансов Латвии Дана Рейзниеце-Озола и член правления Латвийского Банка Эдвардс Кушнерс на пресс-конференции, посвященной ABLV, 18 февраля. Источник: LTV

В воскресенье 18 февраля на встрече в министерстве финансов выяснилось, что Центробанк оказался в необычной ситуации: фактически, он лишился своего председателя. На выходных Илмарс Римшевич был задержан по подозрению в вымогательстве взятки; ранее антикоррупционное ведомство провело обыск в его доме и рабочем кабинете в Центробанке. По окончании встречи было объявлено, что Центробанк предоставит ABLV кредит на сумму 97,5 миллиона евро в обмен на ценные бумаги, а также выкупит у банка бумаги на сумму 13 миллионов евро.

Никто не связывал задержание Римшевича с ситуацией в ABLV — пока бывший председатель на пресс-конференции не объявил свои злоключения местью со стороны ABLV и Norvik Bank. Он также обвинил ABLV в вымогательстве миллиарда евро госпомощи для избежания банкротства. В банке эти обвинения категорически отрицают.

Позже на очередной встрече, где присутствовали министр финансов, глава банковского регулятора, Центробанк, представители других министерств и главы служб безопасности, никто не выступал против того, чтобы спасти ABLV — который американцы называли “организацией, возведшей отмывание денег в ранг института”.

“Вся система просто молчала,” — рассказывал один из участников встречи.

По версии Центробанка Латвии, решение спасти ABLV основывалось на оценке Европейского центрального банка (ЕЦБ) и латвийского банковского регулятора: обе организации пришли к выводу, что ABLV переживал недостаток ликвидности. В письме, содержание которого стало известно журналистам, регулятор предупреждал других участников рынка о возможном эффекте домино: банкротство ABLV могло привести к резкому оттоку средств из четырех других банков, специализирующихся на обслуживании нерезидентов. Этого не произошло. Уже в ночь на понедельник ЕЦБ заблокировал платежи ABLV.

В результате сложилась абсурдная ситуация: незадолго до того, как ЕЦБ окончательно решил судьбу ABLV, латвийский Центробанк как раз одобрил банку очередной кредит из специального фонда, созданного для стабилизации финансового сектора. Всего ЦБ Латвии выделил на спасение ABLV 297,2 миллиона евро. Эти деньги впоследствии вернули.

“Для нас значение имеет бухгалтерский баланс банка, а не то, кто его владельцы, — объяснил член правления ЦБ Латвии Эдвардс Кушнерс. — А наша задаче — создавать стабильные условия на финансовом рынке”.

После фиаско с ABLV глава ЕЦБ Марио Драги объявил, что правила предоставления финансовой помощи разоряющимся банкам должен определять ЕЦБ, однако для членов Евросоюза это означало бы очередную уступку суверенитета.

ABLV не собирался сдаваться легко. Они грозили подать в суд на латвийских чиновников, если власти страны своими решениями уничтожат банк. Они договаривались об отсрочке долгов с клиентами внутри страны и за рубежом. Эрнестс Бернис на частном самолете полетел во Франкфурт на переговоры с ЕЦБ.

Миллиард на спасение банка

Ход переговоров с ЕЦБ восстановить труднее всего: европейский ЦБ не захотел раскрыть никаких сведений о них, ограничившись пресс-релизом. Источники Re:Baltica утверждают, что на каком-то этапе переговоров — но не в начале — от ABLV потребовали перевести на счета ЕЦБ миллиард евро — в противном случае о спасении банка говорить отказывались.

Руководство ABLV кинулось искать деньги. Бернис рассказал журналистам, что в течение трех дней после запрета на проведение платежей со стороны ЕЦБ более тысячи клиентов банка перевели вложили в него 420 миллионов евро. В действительности, однако, банк лишь уговорил некоторых клиентов не закрывать вклады в течение шести месяцев.

В итоге банк смог собрать 700 миллионов евро и, по словам руководства, собрал бы и оставшуюся сумму, если бы ему разрешили завершить продажу ценных бумаг. Однако на этом этапе что-то произошло — что именно, Re:Baltica установить не удалось.

Вечером в пятницу 23 февраля ЕЦБ окончательно отказался от спасения ABLV. В организации объявили, что банк вот-вот разорится, и его спасение не в интересах общества. Игра была окончена.

Означает ли это окончание игры и для других нерезидентских банков, названия которых регулярно упоминаются в связи с отмыванием денег? “Американцы дали нам понять, что в гибридной войне с Россией у них есть мощное финансовое оружие, и они готовы применять его без колебаний, — заявил Re:Baltica Айвис Ронис, бывший министр иностранных дел Латвии и бывший посол в США, в настоящее время — член попечительскoго советa ABLV. — Клиентская база банковского сектора менялась, и в 2015 году нерезидентов стало значительно меньше. Нам просто не хватило времени довести дело до конца, пока не начали стрелять”.

В основу этой статьи легли интервью более чем с десятью действующими и бывшими чиновниками и источниками в банковском секторе, многие из которых попросили не называть их имен с учетом чувствительности публикуемой информации. Чтобы не указывать ссылки на каждый упоминаемый факт была использована информация, полученная на условиях анонимности.


Автор: Санита Eмберга, Re:Baltica
Иллюстрации: Лоте Лармане, Re:Baltica
Главная иллюстрация: Райвис Вилунс / Īgnās govs komiksi
Перевод на английский: Алексей Тапиньш
Перевод на русский: Константин Бенюмов

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.