Фото: Вентспилсская городская дума
Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.

Уже три года подряд в Вентспилсе пытаются произвести переворот в системе образования, похожий на тот, который должен начаться во всех школах Латвии в 2018 году. Результаты улучшились, но не настолько, чтобы убедить скептиков в необходимости реформы.

Все началось тогда, когда городское управление в области образования попросило у самоуправления деньги на новые технологии для школ и детских садов. Фактическому руководителю города Айварсу Лембергсу “цифра показалась огромной,” поэтому он решил отправиться по школам, чтобы узнать как учители используют уже приобретенные технологии. Оказалось, что каждый старается как может.

Лембергс согласился на покупку, но только после того, как исследуют, что учители уже умеют делать, а чему еще нужно учиться. Приехали специалисты из центра по образованию в сфере математики и естествознанию Латвийского Университета. Они посетили все десять школ Вентспилса для того, чтобы проследить за работой учителей.

В тоже время преподавателям научных предметов необходимо было идти на курсы. Не всем это нравилось. На доске в одной школе с объявлением появился список фамилий учителей с пометкой “явка на курсы Лембергса обязательна.”

“Цель была не пристыдить тех, кто не умеет, а улучшить работу учителей,” — объясняет Лембергс. Он был довольным результатами. “У учителей развилось чувство сотрудничества. Иное мышление меня ужасно радует.”

“Первый год надо было вбивать людям, чтобы доказать, что мы не плохие, хотим помочь, и все будет хорошо,” — вспоминает один из специалистов Латвийского Университета Инга Павула. Теперь, три года спустя, Павула разрабатывает реформу образования в Вентспилсе. Самоуправление ее переманило.

Инга Павула. Фото Рейниса Хофманиса.

В это время в городе создалась система, в которой учителя приходят на уроки друг друга, дают советы и критикуют. Они вместе выбирают цели для конкретных классов и учеников. Регулярно опрашивают школьников обо всем, что происходит во время занятий. Лучшие учителя раз в году получают добавку к заработной плате в размере минимальной зарплаты.

Какую пользу от этих перемен получили школьники? На самые важные вопросы у Вентспилса до сих пор нет ответов, о чем свидетельствует и статистика. Проверочные работы и экзамены не проверяют того, что обещает новый подход — глубину мышления. Так специалисты называют способность учащихся анализировать разного рода информацию, искать сходства и самостоятельно делать выводы.

В Латвии чаще всего проверяют как хорошо учащиеся поняли формулы и помнят как ими пользоваться. Когда в прошлом году выпускники впервые сдавали экспериментальный централизованный экзамен по физике, химии или естественным наукам, оказалось, что средний результат был чуть меньше половины — 47 очков из 100. Результаты вызвали острые дискуссии, потому что они доказали, что школьники могут найти квадратный корень, но путаются, когда необходимо объяснить, что это такое и зачет он нужен.

Есть и признаки того, что Вентспилс идет в правильном направлении.

Задания по “глубине мышления” были включены и в проверочную работу по естественным наукам для 9 класса. В Вентспилсе почти у всех школ результаты по таким заданиям были выше среднего по стране. Например, в одном задании требовалось найти переменную скорость гонщика, средний результат по стране был 25 процентов и 36 процентов. В школах Вентспилса результаты были соответственно 34 процента и 45 процентов, говорит Даце Намсоне из образовательного центра по обучению математики и естественным наукам.

К тому же, результаты “обычных” школ были лучше, чем результаты одной из престижных школ Вентспилса, где изменения в преподавании восприняли без особой радости. Из-за того, что туда и так попадают дети, уже настроенные на успех, учителей было сложнее убедить о необходимости поменять учебную методологию.

Результаты экзамена по математике в 9-х классах тоже улучшились среди большей части школ города по сравнению с дореформенных времен. Теперь они превышают средние результаты по всей Латвии. Только у одной школы в Вентспилсе в прошлом учебном году результат был ниже среднего.

Городское управление по вопросам образования считает, что реформу поддержали около 70 процентов учителей. Там надеются, что оставшиеся 30 процентов поменяют свое отношение после того, как посмотрят, как работают коллеги. “То, что люди чему-то противятся не означает, что ничего не зацепится и они ничего от этого не возьмут,” — говорит Павула.

 

Громко никто не возражает

Нечто подобное произошло в 6-й вентспилсской школе. Это — вторая городская школа по размеру. Там учатся более 600 латышских и русских детей.

“Мы с самого начала не были готовы на ура идти на всё, нет. Мы не были,” — вспоминает директор 6-ой средней школы Валентина Янковская — энергичная дама уважаемого возраста. Она объясняет: средний возраст преподавателей в школе “50 и немного за, когда учитель уже сформировался”, поэтому они отнеслись к изменениям скептически. Это отношение изменилось после того, как с курсов Неймане вернулись преподаватели физики и математики и рассказали о том, что там услышали.

“Все больше нашлись те, кому было интересно и начали пробовать,” — рассказывает Янковская и подводит итоги: выбора не было. Дети меняются, меняться надо и учителям. 75 процентов приняли новую методику обучения как норму, часть относится к ней формально, “но громко никто не протестует, поезд ушел.”

 

Как иначе?

В основу реформы лежит объединение сил самих учителей. Как бы не было само собой разумеющимся, но в большинстве школ этого не происходит. Учителя боятся говорить с коллегами о своих трудностях в классе.

Специалист в области образования Джон Хетти проанализировал и обобщил 800 исследований по образованию. Он говорит, что самая большая проблема в неравенстве учеников различных школ это неравенство среди учителей одной школы, то есть их разный профессиональный уровень учительского состава. Это неравенство можно уменьшить, если учители обучают друг друга.

В Вентспилсе в порядке эксперимента в школах создали группы обучения учителей. В одной из них прошлой осенью участвовала Re:Baltica. Во время встречи педагоги обсуждали 8b класс.

Сперва учительница по математике напомнила, что в прошлом полугодии у школьников были трудности с обработкой информации в графиках и таблицах, поэтому на всех предметах учителя использовали множество графиков и рисунков. Учителя согласились, что навыки учащихся улучшились.


Преподаватель математики (М): Что нам нужно улучшить в этом полугодии?
Преподаватель химии (Х): В классе много личностей, дети не умеют работать вместе.
Преподаватель рисования: Может им лучше больше работать в парах?
М: Я заметила, что они не умеют слушать, хотят только высказать свое мнение.
Х: Да, я согласна. Разделим их на группы или по парам, и посмотрим слушают они или нет. Я уже их разделила на группы для анализа химии в контексте рекламы. Они так приятно обсуждали. Критическое мышление хорошо работает.
Преподаватель физики: Да, это было очень хорошо. Они очень прекрасно перенесли эти знания на мой урок, знали как называются химические препараты.


Потом учителя обсудили над какими темами они будут работать на следующих уроках. Преподаватель физики спросила, когда по рисованию будут изучать перспективу. Пришли к выводу, что время не подходит, и согласились эту тему будут изучать ранее, чтобы совпала с физикой. Учителя по языкам — английский, русский и латышский — решили, что на последующих неделях будут проходить приемы как правильно написать заявления, поскольку это упражнение фигурирует в выпускном экзамене 9 класса.

Следующее полугодие учителя будут посещать уроки друг друга для того, чтобы понять как коллеги собираются развивать согласованные знания и навыки. В течении года к каждому из учителей коллеги приходили по крайней мере два раза. “Мы уже вышли из того этапа, когда говорили только хорошие слова,” — говорит Яновская.

Директор 6-ой средней школы Валентина Янковская. Фото Рейниса Хофманиса.

Группы взаимного обучения учителей в 6-й школе проходят каждый четверг по утрам. За это учителям не платят, но проведенное время отсчитывают от того, когда надо работать в перерывах.

Результаты? Директор рада, что все девятиклассники в прошлом году сдали экзамен по математике со средней оценкой по школе выше среднего по всей Латвии. Хуже обстоит дело с “глубоким мышлением”. Результаты по проверочной работе, где проверяли “глубокое мышление” были ниже среднего по стране.

Янковская верит, что со временем результаты применения новой методики обучения улучшаться. Уже сейчас внимание учителей сосредоточено на учениках и школе, а не то “чтобы мне было лучше.” “Если родителей это устраивает, то идут сюда братья и сестры. В этом году у нас три первых класса. 10-й класс один, но большой — 30 школьников.”

 

Отношение изменили плохие примеры

Лените Зорге — 40-летняя учительница математики и информатики в вентспилсской государственной гимназии. Зорге тщательно продумывает каждый ответ. Она — одна из пяти специально обученных учителей-консультантов, работающих в городской методической службе. Это еще одно нововведение. Если школа считает, что не может помочь своими силами учителям, в службе можно найти помощь.

В октябре Re:Baltica вместе с Лените Зорге наблюдала за уроком латышского языка во втором классе начальной школы Вентспилса. Директор попросила помочь учительнице научиться эффективнее использовать новые технологии. Зорге разговаривала с учительницей до урока. Они обсудили запланированные задания — их пользу, продолжительность и методику обучения.

Солнечным октябрьским утром Зорге садиться за последнюю парту. На уроке присутствуют только мальчики. У девочек — английский. Энергичная учительница улыбается, держа в руках красное яблоко. Спрашивает детей: что мы сможем разделить на маленькие части? Дети отвечают и дают примеры. “Правильно! Мы можем поделить яблоко!” — и на удивление всем, она разделила яблоко на заранее нарезанные дольки. Мальчики ахнули. Потом класс узнал, что сегодня будут изучать как делить слова на слоги.

По окончании учебного часа консультант и учительница обсудили прошедший урок. В качестве исключения в разговоре участвовала и учебный сотрудник, которая наблюдала за уроком.


Зорге (З): Как ты сама оцениваешь прошедший урок? Что бы ты сделала по-другому?
Учительница (У): Не хватило времени, не успели последнее задание закончить.
З: Мы до урока говорили, что может быть слишком много. Ты уже сократила текст.
У: Может быть на следующем уроке мы сможем закончить и потом исправить? (…)
З: Мне понравилось как ты предложила на пальцах показать сколько в слове слогов. Это сразу показывает знает или нет.
Учебный сотрудник: Мне понравилось как школьники сами пришли к выводу, что слово можно разделить на слоги. В начале не хватало конкретики каковым будет окончательный результат. Ты сказала “мы будем говорить о делении слов на слоги, а не изучать. И в конце не хватило времени связать с началом — теперь ты сможешь?
З: Нужно откалибровать доску. Она “зависала”. И задания нужно писать ниже..


На коллег Зорге тратит один день в неделю и самоуправление ей за это не доплачивает. И она в начале была противницей реформы. Негативное отношение было вызвано тем, что учителям не объяснили с какой целью придут наблюдать за уроком эксперты Латвийского Университета. Все что нужно было знать, казалось, уже прошли на обязательных курсах.

Лените Зорге. Фото Рейниса Хофманиса.

“Часто думала, какая польза от этих курсов? Никакой! Я просидела весь день и мне рассказывают о том, что я и так уже использую.” Все изменилось после того, как на курсах показали видео с плохими и хорошими примерами. “И тогда ты увидела как другие учителя преподают. 30 минут прошло и ты ничего не сказала,” — вспоминает Зорге. Она удивляется, как можно быть учителем, не умея спланировать урок. Она этому научилась в Лиепае у легендарного учителя Яниса Менциса. “Мы должны были учитывать возможные ответы школьников, спланировать весь урок по пунктам в зависимости от того, как школьник ответит.”

“Такой подход требует более серьезной подготовки к урокам. Нужно думать что будут делать дети. Что сделаю я, я могу придумать, войдя в класс,” объясняет Инга Павула, которая в свое время ввела похожую систему менторов в программу для молодых учителей “Миссия возможна.”

Мы с Павулой разговаривали много раз и в каждом разговоре она подчеркивала: главная цель — улучшить работу учителя, а не сравнивать работу учителей. В дополнение методической службе теперь в каждой школе есть один учитель — эксперт в работе группы по обучению учителей и скоро будет один учитель умеющий интерпретировать опросы школьников по специальной программе “Edurio”. Результаты опросов школьников известны только руководству школы и самому учителю. Никого публично потрошить не собираются.

“У нас были прецеденты, когда учителям говорят: “Зимой будет повторение опроса. Если не будет улучшений, урежут количество уроков и ставку.” Учителя собрались и записались на разные курсы.”

 

Цена перемен

Вентспилс не единственный город, где экспериментируют применением новой учебной методики. Учителя сотрудничают во многих школах Латвии, объединившихся в сеть школ инновационного опыта. Только Вентспилс пытается систематически ввести реформу во всех школах. Туда едут обучаться учителя из других самоуправлений. Службу консультантов-учителей планирую создать в Риге.

Фото Рейниса Хофманиса.

Вентспилс также является ярким примером трудностей, которые ожидают другие школы, когда начнется реформа во всех школах Латвии в будущем году.

Во-первых, будет трудно объяснить родителям и учителям необходимость реформ. Нехватка информации о том, как новая методика обучения отразится на школах ухудшает и без того негативное отношение.

Во-вторых, в Латвии существует негативное иногда даже аллергическое отношение к слову “реформа”.

Третье препятствие — нехватка финансовых средств и непонимание необходимости реформ со стороны самоуправления.

“Мы уже в начале говорили, что нужно помогать только тем, кто сам хочет помощи, А что делать, если сами не хотят? В случае Вентспилса есть “курсы Лембергса” или мифический страх перед Лембергсом. Кто будет исполнять роль “Лембергса” в других самоуправлениях?” — говорит Намсоне.

Вентспилс – богатое самоуправление, которое может позволить тратить на образование 220 000 евро в год. Малые и бедные самоуправления вместо денег будут рассчитывать на энтузиазм учителей, поэтому нет никаких гарантий, что во всех самоуправлениях учителя будут готовы и их поддержут во время перемен.

Графика: Лоте Лармане

Если, введя новые реформы в Вентспилсе, учителя смогут сойтись в одну команда, есть сомнения, что без централизованного подхода государства большинство латвийских учителей с новыми требованиями будет бороться как сам за себя. Проигравшие будут латвийские школьники.
Авторы: Инга Спринге
Редактор: Санита Йемберга
Фотографы: Рейнис Хофманис
Графики: Лоте Лармане
Перевод: Алексей Тапиньш

Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Email this to someone
email

Поддерживайте нашу работу и делитесь.