Фото: Рейнис Хофманис

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someonePrint this page

Повышение минимальной зарплаты — единственный способ, как добиться, чтобы малоквалифицированным работникам больше платили предприятия, которые могут себе это позволить, но не делают. В свою очередь больше денег на руках получателям маленьких зарплат позволил бы оставлять более высокий необлагаемый минимум и меньшее налоговое бремя, которое сейчас для них выше, чем в среднем по Европейскому союзу.

У шведских акционеров сети супермаркетов “Rimi” должно возникать хорошее чувство, когда они слышат о Латвии. Бизнес вернулся на уровень “тучных лет”. За последние три года в Латвии, одной из беднейших стран ЕС, заработано 63,1 млн евро, из них 55,2 млн выплачено владельцам в виде дивидендов.

В основе успешной деятельности “Rimi” несколько причин: новые и отремонтированные магазины, улучшающие производительность труда рабочие процессы, а также — дешевые люди.

Графика: Лоте Лармане

В Швеции кассиру за ту же работу в “Rimi” платят в три раза больше, чем в Латвии (уровень зарплат в Швеции пересчитан в соответствии с индексом цен в Латвии, а именно, в Швеции за зарплату кассира можно купить столько же, сколько в Латвии за зарплату в размере 1320-1673 евро).

В Эстонии зарплата кассира “Rimi” за ту же работу более чем на 100 евро выше, чем в Латвии.

Это недалеко от разницы, которая существует между минимальными зарплатами в Латвии и Эстонии.

В свою очередь по сравнению с ближайшим конкурентом — принадлежащей литовцам сети “Maxima” — зарплаты в Латвии отличаются на один евро. Наблюдатель со стороны мог бы сказать, что это похоже на картель.

С точки зрения привычных для Латвии условий “Rimi” — неплохой работодатель. Не платит в конвертах. Людям предлагают обучение, рост внутри компании. Студентам частично покрывают плату за обучение. Дают дисконтные карты для членов семьи. Зарплаты пересматривают и увеличивают каждый год, оценивая прирост средней и минимальной зарплаты, инфляцию и уровень конкурентов.

Другие сетевые магазины платят еще меньше, при этом часть — в конвертах, не платя налоги. В Латвийской ассоциации торговцев продовольствием (ЛАТП), куда без “Rimi” и “Maxima” входит также сеть киосков “Narvesen”, работникам платят в среднем на 100 евро в месяц больше, чем в остальных магазинах. Если в упомянутых трех сетях меньше минимальной зарплаты получают 19% работников, то в магазинах конкурентов — 33%.

Согласно исследованию Рижской высшей школы экономики, именно розничная торговля является второй по величине отраслью теневой экономики. Исследователи указывают, что к официальной зарплате здесь нужно прибавить в среднем 25% в конверте, за которые не уплачены налоги (ЛАТП считает, что меньше — около 15%).

Тем не менее, уровень зарплат кассиров и “Rimi”, и “Maxima”, которые вместе дают работу почти 13 500 работникам, по международным стандартам следует признать маленькими (67% от средней зарплаты по стране).

Поэтому главный вопрос заключается в следующем — почему компания, которая считает себя социально ответственной и, очевидно, могла бы позволить себе платить больше, этого не делает?

Нормальная прибыль

“Re:Baltica” хотела задать этот вопрос руководителю “Rimi Baltija” Эдгару Сесеманну (Edgar Sesemann), но на очное интервью он не согласился. Ответы пришли в письменной форме и точь-в-точь соответствовали той линии, которой  ранее в интервью придерживались специалисты по общественным отношениям компании. “Rimi” платит больше, чем другие розничные торговцы продуктами питания, зарплаты повышаются всем, особенно людям с большим стажем, работникам страхуют здоровье, их обучают и платят за учебу.

“Первое, что нужно сделать, это решить проблему теневой экономики. Если бы Служба государственных доходов могла гарантировать, что все компании играют по одним правилам и платят налоги, ситуация на рынке изменилась бы и мы могли бы повышать зарплаты гораздо быстрее, — пишет Сесеманн. — Это серьезная проблема и крайне важная часть этой дискуссии”.

В экономике способность предприятий зарабатывать характеризуется показателем, который сокращают как EBIT — маржа прибыли (прибыль до уплаты налогов и процентных платежей). Руководитель ЛАТП Норис Крузитис объясняет, что в торговле маржа в размере 0,5-3,5% является “нормальной прибылью”.

В Латвии у “Rimi” в прошлом году она составила 4%, тогда как в Эстонии — 0,2%, а в Литве — 0,1%. Большая прибыль в Латвии объясняется тем, что здесь находятся склады компании, которые обслуживают и обе соседние страны.

Графика: Лоте Лармане

Получается, что в Латвии “Rimi” придерживается жесткой бизнес-логики: предприятие не платит больше, потому что может себе позволить этого не делать. Крупнейший конкурент платит столько же, а остальные — еще меньше. Правительство повышает минимальную зарплату гораздо медленнее, чем в соседних странах, хотя экономика не сильно различается. Профсоюзы слабы, а лобби предпринимателей — сильно. В Латвии также не хватает сильных, независимых экономистов, которые могли бы обосновать необходимость поднять минимальную зарплату, необлагаемый минимум и проанализировать последствия отсутствия солидарности.

Тем временем вместо заработной платы супермаркеты повышают производительность труда. Ярчайший пример этого — кассы самообслуживания. Хотя оба торговых гиганта говорят о том, что они введены ради удобства покупателей, в то же время никто не скрывает, что это способ заменить нехватку работников. Это также означает, что с работы из-за введения автоматических касс никто уволен не будет.

Влияние минимальной зарплаты

Несмотря на относительно небольшую прибыль, именно в Эстонии “Rimi” своим продавцам платит больше всего среди стран Балтии, потому что не может позволить себе платить меньше из-за соседней Финляндии, которая сметает малоквалифицированную рабочую силу.

Минимальная зарплата в Эстонии тоже выше, чем в Латвии. Второй год подряд ее повысят еще на 40 евро, и в 2018 году минимальная зарплата достигнет 470 евро. Литва с 300 до 380 евро повысила ее за два года.

Правительство Латвии считает, что экономика не в состоянии вынести повышения более чем на 10 евро в год. Поэтому минимальная зарплата за два года будет повышена с 360 до 380 евро.

В Эстонии минимальная зарплата за последние четыре года увеличилась на 47%, в Латвии — на 32,4%. Тем временем часто упоминаемые показатели производительности, которые якобы не дают повысить зарплаты, радикально не отличаются: в Эстонии она составляет 70,7% от среднего по ЕС, в Латвии — 64,6%.

Графика: Лоте Лармане

Профессор экономики Тартуского университета Урмас Варблане рассказал “Re:Baltica”, что после последнего повышения минимальной зарплаты небольшой рост теневой экономики был в сфере обслуживания, но он не был существенным. В строительстве, где доля теневая экономики больше, налоговая служба Эстонии ввела новый механизм контроля, что существенно уменьшило “черный рынок”.

Литва в этом году минимальную зарплату повысила дважды — до 380 евро, аргументируя это тем, что она одна из самых маленьких в ЕС, рассказывает профессор Вильнюсского университета Ромас Лазутка. С иронией он добавляет, что принять это решение помогли и предстоящие в октябре парламентские выборы.

И литовский, и эстонский профессора экономики указывают на то, что главное при принятии решения повысить минимальную зарплату — своевременно информировать об этом предпринимателей, чтобы они могли подготовиться. Они также отмечают, что, в отличие от царящих в Латвии настроений, повышение размера минимальной зарплаты положительно сказывается на производительности, так как побуждает предпринимателей к инновациям. “В противном случае они не обращали бы на это внимания”, — говорит Варблане.

Налоги на рабочую силу для самых бедных — слишком велики

Второе обстоятельство, которое в Эстонии позволяет получателям маленьких зарплат иметь на руках больше, являются более благоприятные налоговые ставки для работников.

Если бы латыш и эстонец получали ныне установленную в Латвии минимальную зарплату, у первого на руках оставалось бы 272,24 евро, а у второго — 325,26 евро.

Это происходит потому, что в Эстонии выше не облагаемый налогами минимум, меньше подоходный налог для людей, но больше — для предприятий, а также значительно меньше социальные взносы работников. Хотя латвийские предприниматели регулярно жалуются на большую налоговую нагрузку, для эстонца один такой работник с идентичной для латыша минимальной зарплатой обходится на 8,26% больше, чем для латыша, показывают расчеты, проведенные адвокатским бюро “Sorainen” по просьбе “Re:Baltica”.

Противники повышения минимальной зарплаты — Банк Латвии, министр финансов, предпринимательские организации — все как один отмечают, что самый эффективный способ уменьшить неравенство доходов и помочь получателям маленьких зарплат — это увеличить не облагаемый налогами минимум. Только никто не спешит это сделать.

До экономического кризиса необлагаемый минимум в Латвии составлял 128 евро. С этого года он дифференцируется, позволяя получателям небольших зарплат иметь на руках чуть больше денег. Правда, если получатели маленьких зарплат — это семья с маленькими детьми, уже до сих пор причитающиеся им льготы настолько велики, что налоговая переплата не образуется, и на самом деле никаких преимуществ нет, показывают расчеты Института финансов “Swedbank”.

Переплату можно будет вернуть один раз в год после подачи декларации о доходах. Есть опасения, что именно нуждающиеся, для которых важен каждый евро, не сумеют эти декларации подать.

Министр финансов Дана Рейзниеце-Озола Фото: Re:Baltica

Министр финансов Дана Рейзниеце-Озола пояснила “Re:Baltica”, что в настоящее время необлагаемый минимум повышать не планируется, потому что разрабатывается очередная налоговая стратегия, где “все эти вопросы рассматриваются вместе”. Министерство также хочет увидеть, как много людей в следующем году подаст декларации, чтобы вернуть переплаченные налоги.

Проведенный Балтийским международным центром исследований экономической политики (BICEPS) по просьбе “Re:Baltica” анализ данных “Eurostat” показывает, что в Латвии жители с небольшими доходами платят более высокую налоговую ставку, чем не только в соседних Литве и Эстонии, но и в ЕС в целом. Людям, чья зарплата составляет половину от средней по стране, в Латвии в виде налогов приходится платить 27,5%, тогда как в ЕС — 20,8% (в Литве и Эстонии — 16-17%). Люди с зарплатой, которая соответствует средней, или с большой зарплатой платят почти на уровне ЕС.

Графика: Лоте Лармане

Ручная работа = меньше зарплата?

Тот же вопрос — почему сотрудникам не платят больше — “Re:Baltica” задала и остальными двум компаниям, в которых работали герои статьей этого исследования, а именно, хлебопекарне “Lāči” и Кекавской птицефабрике. В “Lāči” молодая работница зарабатывала 250 евро в месяц (при сменной работе), 50 из которых тратила для того, чтобы попасть на работу, так как транспорт фабрики мимо ее дома не ходил. На фабрике “Ķekava” за шесть дней посменной работы девушка в месяц заработала около 560 евро после уплаты налогов, что соответствует средней зарплате на этом предприятии.

Оба предприятия работают с прибылью — “Lāči” с меньшей (57 000 EUR, причем снижение по сравнению с предыдущим годом составляет 78%), “Ķekava” с большей (около миллиона евро в год, но в этом году прибыли не будет, потому что все вложено в виде инвестиций). На обоих предприятиях затраты на рабочую силу намного выше: если в “Rimi” они составляют 5% от оборота, то в “Ķekava” — 20%, а в “Lāči” — 40%. Оба предприятия объясняют, что не могут заплатить рабочим за производство хлеба и мяса больше, чем за них платят покупатели в магазине.

Владелец “Lāči” Нормунд Скаугис говорит, что его ржаной хлеб нельзя производить с помощью машин. Тесто слишком густое, поэтому залепит оборудование. Аналогично и с печеньем. “Например, вот такое печенье с фисташками не пропустишь ни через какое оборудование. Ни одна насадка не пропускает орехи или клюкву, которые там внутри”, — говорит Скаугис, демонстрируя печенье в тарелке. ”Поэтому все печенье в супермаркетах — без чего-либо. Оно одиноко и неинтересно”, — отмечает владелец хлебопекарни.

Финансист “Lāči” подсчитала, что можно было бы автоматизировать производство и сэкономить около полумиллиона в год, часть сотрудников уволив, а оставшимся повысив зарплаты. “Но тогда нам будет нечего делать на рынке. Мы больше не будем интересны, потому что впереди уже большие производители”, — говорит Скаугис.

По наблюдениям руководителя производственного отдела “Lāči” Салвиса Берзиньша, как правило, труднее всего удержать мотивированных работников, которые зарабатывают свыше 500 евро. “Они либо нацелятся на 1000, либо поедут за границу. Нет проблем с получателями маленьких зарплат — они приходят, делают свое, а больше сделать не стараются”, — говорит Берзиньш.

 

Работники птицефабрики “Ķekava” зарабатывают в среднем 600 евро на руки, но работников все равно не хватает. Фото: Рейнис Хофманис

На птицефабрике “Ķekavа” большую часть ручного труда составляет продукция, которую производят на экспорт, в основном в Скандинавию. “Одним из продуктов в группе для гурманов является грудка, к которой добавлено крылышко. Сделать это не позволяет ни одна автоматизированная линия”, — рассказывает руководитель отдела маркетинга “Ķekavа” Майя Авота.

Вместо того чтобы существенно поднять зарплаты, все три анализируемые компании пытаются привлечь рабочих дополнительными выгодами. Самая распространенная — транспорт на работу и домой. “Ķekavа” эту услугу ввела два года назад, когда провела опрос работников. Среди бесплатных обедов, страхования здоровья и других благ работники в первую очередь отмечали транспорт. В настоящее время “Ķekavа” собирает рабочих из девяти городов, и компании это дополнительно обходится в 20 000 евро в месяц. Похожая ситуация и в “Lāči”, которое обеспечивает работников транспортом из Салдуса и Елгавы, платя за это в месяц 6000 евро. Часть транспортных расходов покрывают и сами работники. Все три предприятия предоставляют также бесплатные общежития, которыми пользуются люди из более отдаленных регионов, например, Резекне.

Однако, даже несмотря на эти выгоды, работников не хватает. Вакансии в “Rimi” составляют около 4%, и в основном работников не хватает в Риге. С работы на птицефабрике “Ķekavа” каждый месяц уходят в среднем 30-40 человек. Часть не в состоянии выдержать работу на бойне, а часть “так и говорит, что идет на полулегальную”, — рассказывает руководитель отдела кадров “Ķekavа” Айва Банга.

Тем временем руководитель “Rimi” сообщает, что в следующем году компания начнет самый большой в своей истории проект развития — создание логистического центра в Риге, в который будет инвестировано 75 млн евро. Это примерно столько же, сколько составляет прибыль за последние пять лет, центр принесет больше денег экономике государства и создаст новые рабочие места. О том, какими будут зарплаты, в письме умалчивается.

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someonePrint this page