Фото: Рейнис Хофманис

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someonePrint this page

В Латвии 10% школьников не получают среднее образование, и попадая на рынок труда, не могут претендовать на хорошую зарплату. Re:Baltica исследует, что могут сделать работники, работодатели и государство, чтобы изменить сложившуюся ситуацию.

Линде из Калнциемса 19 лет. За ее спиной незаконченные 9 классов и работа на птичьей фабрике Кекава. Каждое утро ее и еще нескольких жителей Кекавы забирает фабричный микроавтобус, где уже находятся несколько человек из Слоки.

На работе девушка надевает белые штаны и куртку, специальные перчатки, чтобы не отмерзали пальцы, и еще пару резиновых перчаток сверху – Линда весь день упаковывает курицу. Температура воздуха в цеху 12 градусов, чтобы продукт не портился.

Смена начинается в 8.30 и часто затягивается до двух ночи. Два дня работаешь, два – отдыхаешь. Чтобы встать вовремя, Линдин будильник всегда заведен на четыре утра.

Тяжелая работа и маленькая оплата

Когда мы только познакомились с Линдой, она работала в пекарне «Lāči» и зарабатывала примерно 250 евро (после уплаты налогов). По международным исследованиям,

получателями низкой заработной платы считают тех, чей доход не превышает 67% от средней зарплаты в стране.

На тот момент в Латвии эта сумма составляла 540 евро до уплаты налогов.

В пекарне Линда не выдержала – работа тяжелая, платят мало, нехорошая атмосфера в коллективе.

На птичьей фабрике она получает почти в три раза больше – примерно 600 евро после уплаты налогов. Работа нелегкая, но Линда довольна. Она живет вместе с парнем, который занимается строительством. Когда работа есть, он хорошо зарабатывает и денег обоим хватает.

Если так продолжать, у Линды не много шансов на светлое будущее. По исследованиям Центрального статистического бюро (CSP), у человек с образованием 9 классов, шансов стать безработным в три раза больше, чем людям с высшим образованием. Последние, кстати, работу ищут в два раза активнее.

В Латвии примерно 20 000 молодых людей как Линда – без высшего образования и со средней заработной платой до 500 евро. Статистика показывает, что, получив среднее или профессиональное образование, ее зарплата увеличилась бы на 21%, а получив высшее – практически в два раза.

Фото: Рейнис Хофманис

«Совершенно очевидно, что молодые люди, как Линда будут обречены на нищету до тех пор, пока мы не найдем способ мотивировать, завлечь, заставить их вернуться в школу или закончить образование в вечерней школе», говорит Рута Зилвере, которая специализируется в области социальной политики и неравенства доходов.

Re:Baltica пыталась найти ответы на три вопроса: что в перспективе может сделать Линда, что работодатель и что — государство.

Ответственный — Линда

«Основное образование в нашем государстве является обязательным. Без него она не сможет овладеть какой-либо профессией», — говорит эксперт Государственного агенства по развитию образования Элина Пурмале-Баумане.

То, что обязательно на бумаге не всегда необходимо для жизни. В 9-ом классе Линда осталась на второй год. В то время ей уже исполнилось 18 лет и «…я вообще перестала ходить в школу. Родители ругались, все ругались, но я не хотела. Теперь думаю, зачем так сделала».

Фото: Рейнис Хофманис

С Линдой мы встретились в один из ее выходных, которых у нее очень мало. Встреча проходила в квартире, которую девушка снимает вместе со своим молодым человеком. В летнем платье Линда сидела на деревянной скамейке во дворе, и время от времени переговаривалась с некоторыми из соседей, которые вышли, чтобы насладиться первыми днями летней жары.

«Это очень легко сказать, но, если она сама не хочет учиться, ничего не можем сделать», — пояснила директор приходской Калнциемской средней школы Анита Клупша. С Линдой и ее семьей работал школьный психолог и работники муниципального социального обслуживания. Директор упомянула тот факт, что Линдины родители и сестра закончили 12 классов этой же школы, а в следующем году закончит и младший брат.

Линда помнит, как школьный психолог разговаривал с ней два раза. Один раз при разговоре присутствовали родители. Ее мама не работает, так как пережила инсульт, в то время как отец живет случайными заработками.

В сравнении с соседними странами, в Латвии проблема заключается в количестве исключении до окончания школы.

В 2015 году учебу не закончили и преждевременно покинули школу 10% или 5391 учеников, показывают данные министерства образования.

Организация экономического сотрудничества и развития считает, что если бы в школах работали специальные консультанты карьеры, это бы помогло улучшить ситуацию. Их главная задача мотивировать молодежь закончить учебу и помочь выбрать будущую профессию.

Ответственный — государство

В последние годы Латвия уже тратит значительные средства на программы, направленные на помощь безработной молодежи, в том числе отсеявшимся из школ. Например, в семь различных подпрограмм «Молодежной гарантии», финансируемых ЕС, в течение двух лет было вложено 6,7 млн. евро и их прошли почти 5000 человек. Работу за первые полгода – срок, пока кто-то вообще считает — после окончания программы нашли не полные 1700. Следовательно, обучение каждого успешного молодого человека обошлось почти в 4000 евро.

Одна из таких программ позволяет не окончившим среднюю школу за 1-1,5 освоить простую профессию.

С ними работают особые карьерные консультанты, пытающиеся помочь сохранить мотивацию учиться. ОЭСР (OECD) отмечает, что подобные программы «второго шанса» важны, так как другие альтернативы, например вечерняя школа, требуют большой самомотивации, которой этой молодежи, как правило, не хватает.

Если бы Линда могла учиться по этой программе, она вместе с карьерным консультантом подыскала бы для себя наиболее подходящую учебную программу, училась бы год, ежемесячно получая стипендию 70 – 115 евро и получила бы, например, диплом парикмахера.

Но она не может.

Линда не окончила 9 классов. Её случай настолько особый, что Линде, которой больше всего необходима помощь со стороны, таковая не полагается.

После того, как Линда зарегистрировалась как безработная, она попала в следующую гарантийную сеть, созданную в Латвии на деньги ЕС.

Неполные три месяца Линда училась в Елгавской ремесленной средней школе по программе «Мастерские для молодежи». Каждые три недели у нее была возможность освоить профессию повара, парикмахера и кондитера – выбрать наиболее подходящую для себя. В месяц ей платили стипендию в 50 евро и транспортные расходы.

Линда решила учиться на повара, так как для этого было достаточно восьми классов.

Сколько молодых людей продолжают обучение после окончания «Мастерских для молодежи», ГАЗ не знает. Линду эта программа не достигла, так как она учебу не продолжила.

Фото: Рейнис Хофманис

До начала школы осенью, не далеко от дома в Калнциемсе Линда начала работать на торфяном болоте и зарабатывать свои первые деньги. Когда летняя работа закончилась, и пришло время идти в школу, Линде уже понравился вкус собственных, лично заработанных денег. «Не нужно жить у кого-то на шее», — объясняет Линда. Она нашла следующую работу в «Lāči».

Ответственный — работодатель

За свою недолгую жизнь Линда уже успела поработать на трех рабочих местах – на торфяном болоте, на хлебопекарне «Lāči» и теперь на птицефабрике «Ķekava».

Из интервью, как с работодателями, так и с экспертами отрасли, «Re:Baltica» пришла к выводу, что

работодатели, как правило, могут помочь двумя образами: составив рабочий график, позволяющий совмещать работу с учебой, и создав рабочую среду, способствующую желанию расти.

Представители как «Lāči», так и «Ķekava» утверждают, что готовы помогать сотрудникам, если знают, что именно необходимо. Положительными примерами гордится руководитель отдела персонала «Rimi» Парсла Башко, которая именно в день интервью отправляется поздравить сотрудников – выпускников. Башко рассказывает, что «примерно четверть сотрудников, работающих в «Rimi» окончили только среднюю школу. В магазине можно освоить новые работы, но наступает момент, когда хочется делать больше, стать руководителем, и тогда рождается мотивация дополнительно учиться». Своим сотрудникам «Rimi» покрывает 700 евро платы за обучение в год.

Линда осознает, что ей нужно было бы окончить хотя бы 9-й класс. В начале сентября она подала заявление о возобновлении обучения в 9-ом классе в среднюю школу Калнциемской волости. Будет учиться самостоятельно, дома – в том числе математику и английский язык, которые в школе давались сложнее всего. Будут помогать друзья, окончившие 9-й класс, а также сестра. В школу сходит лишь для того, чтобы сдать экзамены.

«Пожалуй, можно было бы сказать, что если человек сам ничего не хочет делать, чтобы получить профессию и образование, стоит ли обществу любой ценой с ним нянчиться.»

Всегда будет нужен кто-то, кто фасует кур и работает за минимальную зарплату», — рассуждает Рута Зилвере, — «Но все-таки Линда слишком молода, чтобы просто махнуть на все рукой – кто-то должен был бы с ней работать, причем индивидуально».

Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someonePrint this page